Элементы архитектурного декора: Архитектурные элементы декора

Содержание

Архитектурные элементы — Фасад Стоун

Материалы и технологии

Мы производим архитектурные элементы из архитектурного бетона, натурального и искусственного камня, стеклофибробетона, стеклофиброгипса, полимербетона. Использование традиционных и современных материалов позволяет создавать архитектурные элементы любой сложности.

Материалы, применяемые в производстве архитектурных элементов:

  • Стеклопластик. Среди материалов, используемых в изготовлении фасадного декора стеклопластик отличается самым малым удельным весом в сочетании с высокой прочностью и атмосферостойкостью. Составляющими компонентами этого материала являются эпоксидная или полиэфирная смола и стекломат — стеклоткань, ленты, жгуты, стекловолокно. Материал хорошо поддается окрашиванию, декорированию, механической обработке.
  • Фиброгипс и фибробетон. Композиционные материалы этого типа получают путем введения в гипсовый или бетонный раствор стеклянной фибры, которая выполняет роль армирующего компонента. Микроарматура равномерно упрочняет конструкции и изделия во всех плоскостях. Применение стеклофибробетона и стеклофиброгипса позволяет получать лепной декор, обладающий высокой стойкостью к нагрузкам на сжатие, растяжение и изгиб.
  • Архитектурный бетон. Архбетоном называется отделочный материал, который позволяет решать множество задач в оформлении фасадов зданий. По назначению он делится на декоративный, скульптурный и геометрический бетон. В зависимости от вида материала в его состав в разном процентном соотношении входят такие вещества, как цемент, песок, каменная, стеклянная или керамическая крошка. В состав композиционных материалов также вводятся улучшающие присадки, повышающие морозостойкость, трещиностойкость, влагостойкость, износостойкость.

Для изготовления элементов декора применяется более десяти разных технологий. Самыми известными из них являются напыление, отливка, намотка, центробежное формование, штампование. Способ производства подбирается с учетом габаритов элементов декора, метода монтажа отделки, объема партии.

К преимуществам фасадных элементов из композитных материалов, искусственного камня и полимерного бетона относится высокая прочность, износостойкость, долговечность, устойчивость к воздействию атмосферных факторов. Архитектурные элементы не боятся дождя, града, налипания мокрого снега, сезонных перепадов температуры и прямых лучей солнца. Такая отделка сохраняет первоначальный внешний вид в течение всего срока службы.

Фасадный декор из стеклопластика, фибробетона, фиброгипса, декоративного, скульптурного и геометрического бетона подходит для отделки зданий из любых материалов — монолитных, панельных, кирпичных, каркасных, построенных из пеноблока и газобетона.

Применение композиционных материалов дает возможность изготавливать объемные, прочные и легкие архитектурные детали, которые на нагружают фасад. Это качество является очень важны для зданий, которые находятся в эксплуатации. При их строительстве не были учтены дополнительные нагрузки, которые создают массивные детали отделки.

Как сделать заказ

Чтобы заказать фасадный декор, элементы благоустройства территории и малые архитектурные формы позвоните по телефону, указанному на сайте. Фото и эскизы вы можете отправить на электронный адрес компании ФасадСтоун. Наш менеджер расскажет об условиях оплаты, поможет подобрать материал для изготовления фасадных элементов, рассчитает и озвучит стоимость заказа, даст подробные ответы на все интересующие вас вопросы.

элементы внешнего декора, наружные детали облицовки

Вид строения снаружи – это первое из чего складываются наши впечатления о вкусе и статусе его хозяев. По этой причине для многих домовладельцев индивидуальное оформление фасадов становится необходимой частью отделки. Подчеркнуть достоинства экстерьера, сделать его стильным и более выразительным, помогают декоративные элементы фасада.

Планировать работы и подбирать детали специалисты рекомендуют заранее, ещё до начала строительства. Чтобы сложился образ, необходим проект или будущая картинка. Реализовать задуманное будет несложно, для начала изучите ассортимент материалов и выберите то, что сделает ваш дом уникальным по красоте.

Архитектурные элементы в фасадном декоре

Декоративные элементы продаются в готовом виде. Чтобы выбрать декор на фасад дома, необходимо знать название и назначение архитектурных деталей. Без этого не получится объяснить продавцу или дизайнеру, что вы хотите видеть на обшивке фасада. Выделим 10 базовых элементов, которые используются чаще всего:

  • Колонны выступают основой фасадного декора. Вокруг этих опорных оснований выстраивается вся композиция.
  • Пилястры похожи на колонны, но они обладают прямоугольным или полукруглым сечением. Этот аксессуар отлично гармонирует с разными архитектурными формами. Фасады, украшенные пилястрами, выглядят очень органично.

  • Капители украшают верхнюю часть колонны. Венчающие детали подчёркивают роскошь и выразительность всего строения.

  • Карнизы используют для выделения выступающих частей строения. Обычно это горизонтальные полоски с дополнительными деталями, с помощью которых можно зрительно разделять стены на ярусы или этажи.

  • Сандрики напоминают карниз и используют для украшения окон.

  • Розетка имеет круглую форму. Орнамент может располагаться в центре фронтонов, на стенах или над проёмами дверей. Благодаря розеткам добиваются не только эстетического эффекта. С их помощью маскируют открытые части и скрывают дефекты конструкции.

  • Фриз представляет собой горизонтальную вывеску. Его назначение при декорировании — обрамлять элементы фасада. Он может быть украшен изображением, рельефом или росписью.

  • Арки — это криволинейные перекрытия, которые устанавливают между проёмами. Дуговая форма позволяет красиво оформлять двери и окна.

  • Балюстрады — очень выразительная и красивая деталь в виде ряда столбиков (балясин) с дополнительными архитектурными изысками.

  • Русты — это панели, визуально напоминающие камень. Используются для оформления квадратных колон и фасадных углов.

Декор фасада отличаются по технологии производства, составу материалов, формам, размерам и назначению. У каждого из них свой вклад в эстетику и свои преимущества. Богатый рыночный ассортимент усложняет выбор нужных деталей и для многих становится проблемой.

Дизайнеры советуют ограничиваться одним стилем и не перегружать фасад. Любая неуместная деталь может негативно отразиться на архитектурной привлекательности. Приобретая декор, учитывайте особенности строения, природные условия, цвет и тип облицовки. При отделке фасада декоративными элементами очень важно знать, из чего они сделаны, состав материала и особенности эксплуатации.

Из чего делают декор для фасадов?

Элементы для декора фасада должны гармонично сочетаться. Это одно из главных правили при декорировании. Ещё один значимый момент – срок службы. От прочности и правильного месторасположения деталей будет зависеть качество наружной отделки.

Декоративные фасадные элементы — это дополнительная нагрузка для стен. При покупке обязательно обращайте внимание на вес изделий, устойчивость к погодным влияниям и механическим повреждениям. Производители фасадного декора используют разные материалы. Рассмотрим особенности самых востребованных:

Гипс

Привлекает экологической чистотой и возможностью создавать фигуры разной формы и сложности. Чаще всего из этого материала делают колонны, пилястры и фризы. Гипс хорошо окрашивается, при желании можно добиваться любых оттенков (дерево, мрамор и др.).

Из минусов – большой вес, высокая стоимость, недостаточная устойчивость к погодным влияниям. Гипсовые элементы необходимо защищать от попадания влаги и ветровых нагрузок, устанавливать в местах, куда не проникают прямые солнечные лучи.

Бетон

Более устойчив к влаге и стоит дешевле. Несмотря на высокую прочность, материл, обладает хорошей пластичностью. Из архитектурного бетона можно вылепить элементы декора любой формы. Помимо цементно-содержащей смеси, в состав включают различные компоненты, благодаря которым поверхность может имитировать камень, керамику, златалит и другие текстуры.

Бетон обладает большим весом и требует аккуратности при использовании в фасадном декоре. Материал подходит для создания массивных элементов. Для создания мелких деталей чаще используют пенопласт.

Пенопласт

Лидирует по востребованности в фасадном декоре. Это недорогой и податливый материал легко обрабатывается и монтируется. Из пенопласта делают элементы карнизов и консолей, молдинги, наличники, оконные обрамления. Недостатками таких изделий считаются хрупкость материала и небольшой срок службы (максимум 8 лет).

Без защиты элементы декора для отделки фасадов не выдерживают и нескольких сезонов. Продлить срок службы до 20 лет помогают защитные покрытия на акриловой основе.

Пенополиуретан

Обладает компонентным составом, поэтому в процессе эксплуатации материал не крошится и не трескается. Материал плотный, не впитывает влагу, устойчив к температурным перепадам. Пенополиуретановый декор вписывается в любой стиль. Срок службы, а это более 30 лет, не отражается на состоянии материала, рисунок и линии остаются чёткими. Уход заключается в периодическом подкрашивании.

Особенности монтажа декоративных деталей

Монтаж осуществляется с помощью специального клея или механическим креплением. Для надёжности специалисты советуют комбинировать способы. Фасад испытывает очень серьёзные деформирующие нагрузки. Ветер, осадки, температурные перепады могут негативно отражаться на внешней отделке. Каким бы качественным ни был монтажный клей, от помощи дюбелей и анкеров не стоит отказываться.

Монтаж включает в себя несколько этапов, обязательных для любого типа деталей, независимо от форм и размеров:

  1. Очищают, выравнивают и высушивают основания.
  2. С помощью уровня наносят разметку.
  3. Фиксируют декор к основанию с помощью клея.
  4. Приклеенную деталь укрепляют дюбелями.
  5. После высыхания стыки обрабатывают герметизирующим составом.

Шлифовку производят спустя 3–4 дня при температуре от +20 и выше. Финишная отделка заключается в грунтовке и покраске декора.

Вывод

Без декора строительные сооружения выглядят уныло и одинаково. Декоративные элементы для фасада дома дают возможность оживить внешний облик здания и сделать акценты на самых интересных частях строения. С их помощью можно повторить и воплотить декор всех времён и стилей. Важно сделать это правильно, с учётом стилевого единства и качественных характеристик каждого из элементов.

Архитектурные элементы декора

Главная страница » Архитектурные элементы декора

Предлагаем Вашему вниманию коллекцию элементов архитектурного декора от компании «Классический стиль».

Изделия выполнены из армированного пенополистирола, фибробетона и гипса.

Армированный пенополистирол – легкий практичный декор, выполненный из пенополистирола, покрытого прочным защитно-декоративным слоем на основе мраморной крошки. Тип поверхности – гладкая или шероховатая (камень песчаник). Не нагружает стены, быстро и легко монтируется.

 

 

 

                                                        

Фибробетон – архитектурный бетон, армированный полипропиленовым фиброволокном. Твердый прочный материал. Усилен металлической арматурой. Применяется для изготовления фасадных элементов – колонны, балюстрады, элементы ландшафтного дизайна.

 

 

 

Наш декор применим как на фасадах, так и в интерьерах зданий, загородных домов и в благоустройстве прилегающих территорий.

Мы предложим Вам варианты готовых беседок, летних и зимних веранд, садовых арок.

Оригинальные решения для дизайна подскажут элементы оформления оконных и дверных проемов.

Технология  изготовления архитектурного декора отлично зарекомендовала себя в российских климатических условиях.

Изделия имеют точную геометрию и ровную поверхность, выполняются как по каталогу, так и по индивидуальным эскизам.

Монтаж архитектурного декора имеет простые типовые схемы надежного крепления.

Зная назначение декоративного элемента, вам остается только выбрать его материал, исходя из описания и характеристик , приведенных  в каталоге.

Любое здание и сооружение приобретает оригинальный завершенный вид, если включить в его дизайн элементы архитектурного декора. Лепной декор на фасаде и в интерьере дома – это всегда престиж и  гордость для его владельцев, олицетворение высокого уровня жизни. Это спокойствие и уверенность.

Это дом, в который всегда хочется возвращаться!

 

     

                                 “ДО”                                                                        “ПОСЛЕ”

 

                       

                     “ДО”                                                                             “ПОСЛЕ”

Запросить подробную информацию

Резной декор: XVIII–XIX

Н.В. Никитин по заказу В.А. Кокорева «Погодинская изба» для историка М.П. Погодина, 1856 г. Улица Погодинская, 12а, Москва. Фото И.Н. Александрова, 1890-е. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Дом П.Ф. Семенова «брус». Конец XIX века. Село Сенная Губа, Заонежский район, Карелия. Макет В.И. Садовникова, 1978 г. Дерево, опилки, песок, пластик, бумага, гипс, окраска, тонировка 31,7 х 68,9 х 51,5. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева


Коллекция предметов народной архитектурной резьбы по дереву стала формироваться в Музее архитектуры на рубеже 1930–1940-х годов. В 1960-х это собрание было пополнено: в него вошли фрагменты внешнего декоративного убранства гражданской и культовой деревянной архитектуры XVIII–XIX веков. Все они были привезены из экспедиций, организованных Музеем в регионы Владимирской области, Поволжья и Русского Севера.

К числу наиболее ранних по времени создания элементов конструкций и декоративной отделки гражданского зодчества относятся экспонаты, происходящие из жилых крестьянских домов XVIII века. К этому времени в гражданском зодчестве уже были выработаны устойчивые типы деревянных крестьянских изб, имевших региональные и имущественные особенности.

Так, северные дома-дворы были образованы поставленными на высокий подклет избами-четырехстенками, -пятистенками, -шестистенками, которые дополнялись сенями и были объединены единой крышей с хозяйственными сооружениями. Деревянные срубные сооружения имели особую безгвоздевую конструкцию кровли, которая получила название самцовая. На бревнах-самцах, поднимавшихся в виде «ступенчатых фронтонов» торцовых стен, укладывались горизонтальные слеги, служившие основой конструкции. На слеги поперечно помещались крючкообразные жерди, называемые курицы, нижние концы которых обрабатывали в виде анималистических фигур.

Церковь Параскевы Пятницы. 1666 (сгорела в 1947 году). Село Шуерецкое, Беломорский район, Республика Карелия. Макет В.И. Садовникова, 1976 г. Дерево, опилки, пластик, песок, окраска 43,1 х 50,6 х 41,2. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева


Крышу обычно крыли тесом. На загнутые концы куриц горизонтально укладывались прямоугольные в сечении потоки или желобообразные водотечники, концы которых украшались резьбой. Кровельные доски на коньке крыши закреплялись мощным корытообразным бревном, которое называется охлупень или шелом.

Парадный фасад, выходивший на улицу, получал богатую резную декорацию. Венчающий фасад конец охлупня украшался резьбой в виде простой геометрической или зооморфной фигуры. Торцы слег, выходившие на фасад, прикрывались резными причелинами, которые подчеркивали двускатный характер кровли. Под декоративным концом охлупня спускалось резное полотенце, отмечая центральную ось парадного фасада избы. Верхняя часть фасада на уровне чердака отделялась лобовой доской, также украшавшейся орнаментальной резьбой, растительными мотивами или фигуративными изображениями, Резьбой украшались доски, прикрывавшие срезы выходивших на фасад бревен, наличники окон жилого этажа, чердачные окна.

Один из экспонатов коллекции Музея архитектуры – курица жилого дома в селе Пурнема Архангельской области – имеет особенно распространенную для подобных архитектурных элементов форму стилизованной птицы.

Тем же временем датируются образцы кровли криволинейных поверхностей церковных глав и бочек (лемехгонт). Наружный конец лемеха обрабатывался в виде острия, полукруга или ступенчатых «городков», благодаря чему общий облик кровли приобретал оригинальный орнаментальный рисунок. В коллекции Музея архитектуры представлены все типы декоративной обработки лемеха, самые ранние из которых – лемехи главок Дмитровской церкви в Великом Устюге и Никольского храма в Пурнеме.

Разворот книги «Русское деревянное. Взгляд из XXI века». Первый том. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева

Фрагмент резного декора (верхняя часть наличника окна). Середина XIX века. Дерево, резьба 34,0 х 128,0. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева


Целый ряд музейных образцов монументально-декоративной резьбы памятников сельской архитектуры Поволжья дает представление об основных этапах художественно-стилевого развития русского деревянного зодчества на протяжении XIX столетия. Особой нарядностью отличалось резное оформление причелин или подкрылков – лобовых досок кровли, предохранявших от загнивания концы слег (лотоков или подтечин) – горизонтальных конструктивных элементов каркаса кровли в виде жердей. Место стыка причелин на торце князевой (коньковой) слеги кровли маскировалось короткими досками (полотенцами или ветреницами), которые также богато декорировались резным орнаментом. В некоторых сельских домах, внешнее декоративное убранство которых обнаруживает стилистическое тяготение к отделке городских построек, дополнительным украшением фасада являются резные доски-фризы (иногда в сочетании с резным карнизом), зрительно отделяющие чердачные помещения избы от остального объема дома.

В резном убранстве оконных проемов наибольшей эффектностью декора выделялись косящатые или красные окна горницы – жилых помещений второго этажа избы. В богатых сельских домах встречается также выразительное декоративное решение наличников окон подклета – нижнего этажа дома, помещения которого использовались для хозяйственных нужд[1].

Изображения русалок – сиренфараонок или берегинь – обрели особую популярность в отделке поволжского народного жилища середины XIX века. Название «фараонок» было усвоено по народному поверью, согласно которому войско египетского фараона, преследовавшее израильтян во время их перехода через Чермное море, утонуло и превратилось в фантастических существ с рыбьими хвостами вместо ног. Этот мотив встречается во множестве вариантов в декоре фризов и наличников окон[2].

Наличник чердачного окна крестьянской избы, 1884 г. Владимирская область. Дерево, резьба 168,8 х 121,5. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева


Оригинальной стилистической особенностью поволжской резьбы середины XIX века явилось сочетание традиционных декоративных элементов с характерными орнаментальными и ордерными мотивами русского ампира. Один из самых распространенных элементов в отделке деревянных гражданских сооружений этого времени – розетки. Эта декоративная деталь по размерам, формам и прорисовке отличается особым многообразием разновидностей: это квадратные, круглые, овальные, ромбовидные, полуовальные розетки. В некоторых случаях этот мотив становится доминирующим. Великолепна по своим декоративным достоинствам и оригинальности замысла створка ворот из музейной коллекции. Всю композицию центрирует крупная 16-тилепестковая розетка, рисунок которой усложнен расходящимися по всей поверхности створки стеблями с листьями – стилизованными акантовыми побегами.

В декоративном оформлении хранящегося в фондах Музея наличника окна подклета дома Гусенкова (Гуськова) в деревне Вашкино Чкаловского района Нижегородской губернии такой декоративной доминантой являются две полурозетки веерообразного рисунка. Одна из них образует полуовальный выступ под проемом окна, другая – вписана в треугольный фронтон, венчающий наличник.

Чаще всего розетки вводятся в качестве одного из компонентов отделки оконных наличников, фризов и причелин. Из своеобразного сочетания в орнаментальном рисунке таких композиций розеток, аканта и других мотивов растительного декора ампира, деталей классических ордеров с фигурными элементами народной резьбы, как показывают экспонаты музейной коллекции, нередко рождаются оригинальные художественные образы. Наиболее показательна в этом отношении отделка фризов и верхней части оконных наличников. Своеобразие этих композиций во многом строится на декоративном понимании ордерных деталей – триглифов, иоников, гиматия, дентикулов, модульонов. Подобные мотивы приобретают в вольной творческой обработке резчиков вид сугубо орнаментальных элементов, в стилизованных формах которых лишь отдаленно угадывается ордерный первоисточник.
В 1870–1880-е годы происходит постепенное изменение стилистики архитектурного резного декора. Пластичность орнаментальных мотивов уступает место их плоскостно-графической разработке. Композиции утрачивают монументальную ясность построения, становятся дробными, насыщаются мелкими деталями. Элементы фигурной резьбы, среди которых особенно часто встречаются мотивы птицы сирин и стилизованных львов, обретают усложненность очертаний, как бы растворяясь в орнаментальном «кружеве». Эффект «ковровости» создается благодаря уплощенному, имеющему прямоугольное сечение рельефу резного декора, рисунок которого образует резкие светотеневые контрасты.

Перечисленные особенности ярко демонстрируют два замечательных оконных наличника первой половины 1880-х годов из собрания Музея архитектуры. Подобные окна носили наименование «светличных окон» или «чердачных слухов» и служили для освещения чердаков или рабочих помещений, устроенных под кровлей некоторых домов. Такие помещения благодаря значительному притоку света через большие окна, устраивавшиеся иногда не в одной, а в нескольких стенах комнаты, получили наименование «светелок». В Поволжье и некоторых других регионах сложился определенный тип «светелочного» наличника с характерными чертами конструкции и декоративной отделки. Такие наличники, как правило, имели трехчастную форму, в которой средний пролет выделялся вдвое большей шириной. Конструкция наличника включала разделявшие пролеты окна витые колонки, несущие верхнее завершение в виде фриза, увенчанного фронтоном. Количество колонок могло варьироваться от четырех до восьми. В центре фронтона делалось декоративное углубление, общий абрис которого напоминал по форме кокошник. Цокольная часть наличника, на которую опираются колонки, обычно имела вид трехчастной полочки, в середине которой вырезалась дата постройки дома или инициалы владельца. Конструкция подчинялась определенному пропорциональному строю. Так, например, высота капители колонок чаще всего составляла шестую или седьмую часть общей длины колонки, а высота фронтона равнялась трети его ширины[3].

Аналогичное декоративное оформление чердачных окон было распространено в этот период в убранстве крестьянских жилых домов отдельных регионов Владимирской губернии, а также юго-восточных уездов Нижегородской губернии, в частности Лысковского и Кстовского. Стилистика этих произведений, к кругу которых принадлежат и предметы из коллекции Музея, обнаруживает тяготение к художественной системе популярного в это время «русского стиля», варьирующего мотивы древнерусских орнаментальных и архитектурных форм. Эта стилевая близость наиболее заметна в разнообразной прорисовке витых колонок и килевидных ниш, превращенных в бочкообразные кокошники, в асимметрии и «ковровой» вязи резного орнамента. Фигурные элементы резьбы близко соотносятся с мотивами белокаменного резного декора владимиро-суздальских архитектурных памятников XII в.[4]

Музей располагает интересным образцом позднего варианта резной отделки жилого дома, относящимся к рубежу XIX–XX вв. В резной композиции венчающей части наличника окна в виде фронтона, опирающегося на кронштейны, прослеживаются новые технические приемы обработки дерева. Наряду с характерными для более раннего времени деталями глухой резьбы резчик использует здесь пропильные накладные элементы, изготовленные механическим способом. Механистичность исполнения неизбежно накладывает отпечаток на стилистику орнаментальных мотивов, утрачивающих неповторимое многообразие прорисовки и теплоту «рукотворности».

Ветряная мельница. XIX век. Село Вязенцы, Архангельская область. Макет В.И. Садовникова, 1984 г. Дерево, металл, опилки, песок, поролон, окраска, тонировка 28х31х27,8. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева


В заключение хотелось бы отметить, что образцы, которыми располагает музейная коллекция, демонстрирует целый ряд интересных связей и взаимовлияний деревянной резьбы и каменного декора. Своеобразие осмысления роли ордерных элементов как составляющих декоративной системы фасадов выражалось в органичном включении классицистических мотивов в сложившуюся архитектонику сельской архитектуры и ее декоративного убранства. Живописность и сочная пластика «корабельной рези», изысканная графичность и неиссякаемое разнообразие орнаментики русской народной резьбы получает новую жизнь в авторских проектах архитекторов периода историзма и модерна.

 


[1] Детальный анализ типологии и конструкции крестьянского дома в связи с наружным резным декором: Красовский М.В. Деревянное зодчество. Спб., 2005. С. 25–47.
[2] Происхождению мотива «фараонок» и его художественной интерпретации в русском резном декоре XIX века см., в частности: Бибикова И.М. Монументально-декоративная резьба по дереву // Русское декоративное искусство. Т. 3. XIX – начало XX века. М., 1965. С. 196; Фараонки // Мифологический словарь. Гл. ред. Е.М. Мелетинский. М., 1990. Белова О.В. Фараонки // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М, 2002.
[3] Анализ пропорционального строя, характерного для светелочных наличников: Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М., 2000. С. 110.
[4] Исследователи отмечают тесную взаимосвязь таких популярных мотивов резного декора в русском деревянном зодчестве XIX века как изображения львов с процветшими хвостами и птицы сирин с иконографией белокаменных рельефов Дмитриевского собора во Владимире, а также Георгиевского собора в Юрьеве-Польском: Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М., 2000. С. 111; Бибикова И.М. Монументально-декоративная резьба по дереву // Русское декоративное искусство. Т. 3 . М., 1965. С. 187.

Быстрый, качественный и красивый монтаж декора

Красота элементов архитектурного декора зависит не только от качества их изготовления, но и от наличия или отсутствия погрешностей в их монтаже. Как правило, эти элементы производятся из следующих материалов: бетона, натурального и искусственного камня, пенополистирола, полиуретана, стеклопластика и некоторых других. В процессе монтажа элементов фасадного декора учитывается большое количество параметров.

Этапы монтажа:

  • Анализ особенностей материала и процесса работ. Для начала нужно изучить условия, в которых будет эксплуатироваться элемент фасадного декора, его назначение, материал изготовления.

    Если эти требования не будут учтены, велика вероятность расхождений швов, неправильной состыковки элементов, неравномерной окраски. Многие элементы очень требовательны к процессу монтажа, и все это необходимо принимать во внимание.

    Иногда украшения маскируют неприглядные, но необходимые элементы конструкции, а иногда, особенно если они выполнены из прочных материалов, сами выполняют конструктивные функции.

    Большое значение имеет также состояние фасада перед началом проведения работ: есть ли на нем какие-либо отклонения от указанных размеров, неровности, потрескавшаяся штукатурка. В некоторых случаях требуется дополнительная подготовка фасада к монтажу лепных украшений, поэтому необходимо предварительно провести его тщательный анализ.

  • Основной этап. Он включает в себя собственно процесс монтажа декоративных элементов к поверхности. Как правило, это происходит с помощью специальных клеевых смесей либо же используется комбинированный способ, где кроме клея применяются дюбели, саморезы, болты. Крепятся элементы декора только на предварительно очищенную и сухую поверхность. Нельзя проводить монтаж при температуре воздуха ниже пяти градусов или в сырую погоду.

Входная группа многоэтажного здания  до начала монтажных работ. Август 2013г

Проводя монтаж декоративных элементов, следует учитывать не только технические параметры, но и композицию их размещения, поскольку основной их функцией остается украшение фасада. Именно поэтому лучше доверить проведение монтажа профессионалам, поскольку в своей работе они непременно учтут все детали.

Необходимо тщательно следить за соблюдением правил хранения и транспортировки декоративных деталей, поскольку, если их повредить, на красоту фасада после их монтажа вряд ли можно рассчитывать.

Монтаж фасадного декора из пенополистирола от ООО “Профи Арт” завершен. Октябрь 2013г

Так, панели нельзя складывать стопками, если они не упакованы нужным образом, поскольку такой метод хранения может привести к повреждению нижних панелей. Нельзя также класть их на неровные или неустойчивые поверхности или на поверхности, площадь которых меньше площади элементов, поскольку это может привести к их деформации. Погонажные фасадные архитектурные элементы, выполненные из пенополистирола с защитным покрытием не хранят прислоненными к стене. Следует также избегать воздействия прямых солнечных лучей, высокой влажности и осадков.

Учитывая то, что фасадный декор будет постоянно подвергаться климатическим и механическим воздействиям, послемонтажная обработка имеет не меньшее значение, чем собственно монтаж. Целью ее является обеспечение защиты от влаги, воздействия микроорганизмов и солнечных лучей, а также сохранение привлекательного внешнего вида панелей.

Для этого сразу после крепления проводится затирка образовавшихся швов, после которой не должно быть заметно никаких неровностей, трещин и сколов на поверхности. После этого декор фасада обязательно покрывается защитным фасадными красками (лаками).

По завершении монтажных работ обязательно проводится контрольный осмотр результата, который позволяет сразу выявить возможные недостатки и исправить их.

                

Полимерные материалы для декора

До недавнего времени для изготовления фасадного и интерьерного декора использовали бетон, гипс и камень. Но сейчас на смену этим материалам пришли материалы на полимерной основе, основных из них два: это пенополиуретан (ППУ) и пенополистирол (пенопласт).

Полимерные материалы для декора

До недавнего времени для изготовления фасадного и интерьерного декора использовали бетон, гипс и камень. Но сейчас на смену этим материалам пришли материалы на полимерной основе, основных из них два: это пенополиуретан (ППУ) и пенополистирол (пенопласт). Оба полимера пожаробезопасны, так как имеют специальные добавки, после которых у материалы не поддерживают горение и обладают свойством само затухания.

Фасадный декор из пенополиуретана легкий, прост в монтаже, но более дорогой в сравнении с пенопластовым из-за трудоемкости производства, экономически не выгодно изготавливать декор по индивидуальным заказам (под каждое изделие надо делать форму). Декоративные элементы из полиуретана не подходят для наружного монтажа, за счет высокой теплопроводности, они склонны к деформации и растрескиванию при перепадах температур. Но зато они нашли применение в в интерьерной отделке. С декором из пенополистирола все намного проще, он легче в монтаже и обработке, имеет низкую цену, изготовить элемент декора по индивидуальным требованиям стоит значительно дешевле. Декор из пенополистирола примерно в 40 раз легче гипсового и бетонного, не подвержен изменению размеров при перепадах температур, нет нужды делать температурные зазоры, морозостойкость пенопласта свыше 50 циклов, как следствие архитектурные элементы не трескаются, не деформируется. Пенополистирол имеет практически нулевое водопоглощение, что очень хорошо сказывается на сроке службы изделий. При правильном монтаже декор Вам прослужит многие десятилетия.

Фасадный декор из пенополистирола очень прост в монтаже, за счет своего малого веса и простоты обработки. Декор из пенопласта изготавливается на станках с ЧПУ, из-за этого имеет более четкие и острые грани, по сравнению с классическим декором из бетона и гипса. За счет этого декор выглядит эффектнее. Так как пенопласт достаточно мягкий материал, после вырезания на станке ЧПУ, для придания ему прочности, элемент покрывается слоем эластичной шпаклевки или армирующей сеткой с полимербетонным покрытием.

Продукция компании LEPNINAPLAST покрывается эластичной шпаклевкой CMC Izolasyon производства Турции. Данное покрытие годами проверено производителями архитектурного декора, срок службы изделий более 50 лет. За счет своей эластичности архитектурные элементы можно монтировать на изогнутых поверхностях, оно не подвержено растрескиванию при ударах и изгибе и придает пенопласту значительную прочность и текстуру схожую с камнем. Изделия не требуют обязательной покраски, а при желании можно покрасить любыми НЕ СОДЕРЖАЩИМИ РАСТВОРИТЕЛИ фасадными красками (на акриловой основе) и тем самым воплотить любые дизайнерские задумки. Покрытия на полимерной основе с цементным связующим имеют меньшую эластичность, но не требовательны к выбору краски.

Видео изготовления погонажного архитектурного декора:

Виды фасадного декора

Назад в публикации

Внешний вид здания может многое рассказать о его владельце. Художественный вкус, состоятельность, социальный статус хозяина дома – все это видно издали по оформлению фасада. Именно поэтому с давних времен люди придумали украшать его разнообразным декором: он придает зданию эстетическую ценность, превращая в настоящий объект архитектуры.

Когда-то фасадный декор изготавливали из натурального камня, и позволить себе его могли только очень состоятельные люди. Эти времена давно прошли: современная лепнина из пенополистирола стоит недорого, к тому же предъявляет намного меньше требований к условиям монтажа и эксплуатации. Вспененные материалы – легкие и гибкие, могут принимать разные формы, в том числе с большим количеством криволинейных деталей. Ассортимент фасадной лепнины позволяет найти архитектурные решения для любого проекта.

Панели утепления

Панели утепления – готовые плиты, которые служат для декорирования фасада и повышения энергоэффективности здания. Они не только украшают здание, но и делают его более теплым в холодное время года. Установка готовой панели с утеплением обходится дешевле, чем поэтапный монтаж каждого слоя по отдельности.

Панели из пенополистирола с эластичным покрытием PS-TechnoPlaster крепятся на клеевой раствор. Они не требуют размещения каркасов и сеток, при этом обеспечивают дополнительную герметизацию покрытия. Монтаж панелей отнимает немного времени и может производиться уже после завершения основных строительных работ.

Фасадные панели с утеплением – это еще и стильно. Декоративное покрытия позволяют придавать им сходство с натуральными камнем.

Карнизы

Карниз – элемент, изначально предназначенный для защиты здания от потеков воды при дожде и других атмосферных осадках. Постепенно они превратились в элемент декора. Карнизы бывают:

  • надоконными и подоконными – для выделения оконного проема;

  • цокольными – для декорирования нижней части здания по всему периметру;

  • венчающими – для украшения участка, расположенного непосредственно под крышей;

  • межэтажными – для визуального разграничения этажей здания по всему фасаду.

Карнизы из пенополистирола с эластичным покрытием PS-TechnoPlaster – важный элемент архитектурной выразительности дома. При этом они имеют достойные эксплуатационные характеристики. Такие карнизы легко монтируются из-за малого веса, не впитывают влагу, не склонны к деформации. Лепнину можно окрашивать в любой цвет, включая «позолоту», потратив на это минимум средств.

Молдинги

Молдинг – архитектурный элемент, напоминающий плоскую планку с фигурным профилем. Пользуется большой популярностью из-за разнообразия стилистических решений и простоты монтажа. Молдингами украшают:

Молдинги широко применяются в классическом стиле, неоклассицизме, барокко и стиле ампир. Уместны они и в современных стилевых решениях. В этом случае используются молдинги со строгим и лаконичным дизайном.

Фасадные молдинги LEPNINAPLAST покрыты эластичной шпатлевкой PS-TechnoPlaster (Турция) – это придает декору прочность и долговечность. Покрытие повышает устойчивость материала к воздействию влаги, перепадам температур и другим погодным явлениям.

Подоконники

Этот выступающий архитектурный элемент с прямоугольным сечением предназначен для оформления нижней части окна и завершения оконных обрамлений. Помимо изделий, напоминающих профиль, встречаются и более сложные фасадные решения, содержащие ступенчатые и фигурные детали.

Основные задачи, которые решают фасадные подоконники:

  • дополняют дизайн фасада;

  • скрывают мелкие дефекты отделки;

  • уменьшают теплообмен здания с окружающей средой;

  • отводят конденсат с поверхности окон;

  • защищают близлежащие участки фасада от резких температурных колебаний и атмосферных осадков.

Фасадный подоконник позволяет правильно расставить акценты, а в сочетании с молдингами и замками – создать завершенную архитектурную композицию.

Молдинги цокольные

Цокольный молдинг – разновидность молдинга, используемая для визуального разграничения цоколя и первого этажа здания. Он подчеркивает эту границу, делает ее рельефной и четкой. Этот архитектурный элемент решает и другие задачи:

  • маскирует дефекты на отделке фасада;

  • защищает межпанельные стыки;

  • декорирует здание, придавая ему цельность и завершенность.

При использовании цокольных молдингов важно учитывать, что они стыкуются «на ус». Независимо от того, какой тип соединения требуется – линейный или угловой, края лепнины придется подрезать под 45 градусов. Из-за этого неизбежны отходы даже при точном расчете материалов.

Замки

Замковый камень, или замок – декоративный элемент, придающий целостность и завершенность архитектурной композиции. Он используется для создания пышного убранства в области входных дверей, оконных проемов. Замок – небольшой, но важный элемент, который расставляет оригинальные акценты в оформлении фасадов. Таким образом, он создает целостную и гармоничную конструкцию, эстетически привлекательный элемент экстерьера, который подчеркивает общую стилистику здания.

Размеры замков должны соотноситься с размерами другого используемого декора. Архитектурные элементы из пенополистирола с эластичным покрытием PS-TechnoPlaster могут принимать разнообразные формы. Они прочны и долговечны, но при этом почти ничего не весят, что существенно упрощает монтаж.

Боссажи

Боссаж, или руст – элемент фасадного декора, напоминающий прямоугольную или квадратную плиту. Они применяются для декорирования входной группы и выделения углов здания. Помимо декоративной функции, боссажи играют и практическую роль – скрывают мелкие дефекты углов, защищают их от воздействия атмосферных осадков и механических повреждений.

Боссажи из пенополистирола с эластичным покрытием PS-TechnoPlaster имеют небольшую толщину – 3-4 см. Поверхность архитектурного элемента – гладкая и ровная хорошо обработанная. Боссажи придают зданию величественный вид, наполняя дизайн массивными, грациозными элементами. Кроме того, они создают ритмичность всей архитектурной композиции.

Полуколонны составные

Полуколонной называют колонны, прилегающие на половину или на три четверти к стене. Они напоминают пилястры, но отличаются от них по типу профиля и конструктивному исполнению.

При оформлении фасадов используются составные полуколонны, то есть состоящие из сборных частей:

  • База – нижняя часть полуколонны, располагается у ее подножия. Декорируется углублениями различных форм.

  • Тело, или ствол – устанавливается на базу.

  • Капитель – верхняя часть полуколонны. Имеет лаконичный дизайн, или напротив, украшается рельефными элементами.

При заказе составной полуколонны можно самостоятельно подобрать все 3 элемента, создав таким образом свою архитектурную композицию.

Колонны составные

Колонна – цилиндрический столб, который используется для фиксации навеса, выделения входной группы или для украшения фасада здания. Может быть гладкой или украшенной барельефом. Составные элементы – те же, что и у полуколонн.

Колонна считается одним из древнейших видов фасадного декора. Она была известна еще со времен античности, а потому нашла выражение в разных стилях – от классики до минимализма.

Пилястры составные

Пилястры – декоративные элементы, которые имитируют колонны, но отличаются от них по конструктивному исполнению. Они выступают за границы стены на несколько сантиметров. Издалека пилястры выглядят как колонны, являющиеся частью фасада.

Это популярный элемент декора, который помогает решить сложнейшие задачи в декорировании фасада дома. Он способен визуально сузить широкие стены, выделить функциональные зоны, придать зданию оригинальный вид. Составные пилястры из пенополистирола с эластичным покрытием PS-TechnoPlaster просто и быстро монтируются, не создают дополнительной нагрузки на фундамент.

Какой фасадный декор нравится Вам больше всего? Как составить впечатляющую композицию? Посмотрите наш каталог и познакомьтесь с различными видами лепнины, чтобы подобрать подходящие элементы. Если же у Вас появятся вопросы, позвоните или оставьте заявку на нашем сайте – менеджеры помогут определиться с выбором, отталкиваясь от Ваших пожеланий и особенностей дома, а также от запланированного бюджета. Будем рады помочь! 

Элементы и принципы дизайна: баланс и гармония

Дизайнеры интерьеров используют различные элементы и принципы для создания эстетически приятного пространства. Элементы — это то, с чем мы работаем; принципы — это то, что мы с ними делаем. Есть семь основных элементов и восемь основных принципов.

Элементы дизайна : Пространство, линия, форма, форма, цвет, величина и текстура.

Принципы дизайна : Баланс, гармония, движение, узор, акцент, ритм, контраст и единство.

В этой серии мы разберем каждый элемент и принцип дизайна и проиллюстрируем их изображениями из наших любимых проектов. Сегодня мы сосредоточимся на балансе и гармонии .

С наступлением Нового года многие из нас наполнили свои январские дни намерениями стать более здоровыми, более организованными или пунктуальными — просто сделать свою жизнь более сбалансированной . Мы ищем этот баланс разными способами: едим меньше сладостей или поддерживаем порядок на своих столах.Но еще одно место, где мы жаждем баланса, находится в наших домах.

Чтобы понять баланс и гармонию в контексте дизайна, давайте сначала дадим им определение:

баланс (сущ.) /ˈbaləns/

Равновесие достигается за счет симметричного, асимметричного или радиального расположения компонентов.

har·mony (сущ.) /ˈhärmənē/

Комбинация элементов дизайна; архитектура и мебель в приятное целое в результате тонкого баланса единства и разнообразия.

Симметричный или формальный баланс создает зеркальное отражение, как, например, эта пара диванов по бокам камина. Он предполагает упорядоченность, которая нас привлекает, потому что она предсказуема, и мы знаем, чего ожидать. Но хорошо продуманная симметричная композиция также будет включать асимметричные элементы, чтобы она не стала скучной. Подсвечники на каминной полке гораздо интереснее расположены справа, уравновешенные старинными навершиями слева

.

Асимметричный или неформальный баланс может быть труднее достичь. На фотографии выше внутренняя драпировка, которая тянется только в одну сторону, уравновешивается крестом 16-го века, висящим на стене, и цветочным горшком из искусственного дерева, размещенным на диванном столике. Иногда вам просто нужно играть с асимметричным балансом, пока он не «почувствуется» правильно.

На фотографии выше коллекция старинных железных строительных блоков, размещенных на парящих полках, создает радиальный баланс вокруг высокого шкафа, в котором находится телевизор.

На этой фотографии комнаты для завтрака (вверху) симметрично развешанные принты папоротников создают баланс вокруг зеркала над сундуком, по бокам которого расположены парные растения и стулья. Вся композиция заставляет всю стену чувствовать себя закрепленной и продуманно составленной.

Монохромная цветовая гамма и расположение монет в рамках придают баланс главной спальне слева; подходящие светильники для птиц, драпировка и симметричное расположение тарелок сближают комнату справа.

Проходят недели, и мы оказываемся в феврале, давайте не будем забывать решения, которые мы приняли 1-го числа. Прежде чем мы сможем сосредоточиться на балансировании себя, наши интерьеры — отличное место для начала. Правильный баланс единства и разнообразия может принести гармонию в наши дома (и, в свою очередь, в наш дух!)

«Счастье — это не интенсивность, а баланс, порядок, ритм и гармония». – Томас Мертон

Что такое элементы архитектурного дизайна?

Есть семь основных элементов и восемь основных принципов.Элементы дизайна: пространство, линия, форма, форма, цвет, значение и текстура. Принципы дизайна: баланс, гармония, движение, узор, акцент, ритм, контраст и единство.

Какие четыре основных элемента архитектуры?

Книга делит архитектуру на четыре отдельных элемента: очаг, крышу, ограждение и насыпь . Истоки каждого элемента можно найти в традиционных ремеслах древних «варваров»: очаге – металлургии, керамике.

Какие 3 элемента архитектуры?

Письменность конца I века до н.э., римский архитектор Витрувий Поллион определил три элемента, необходимых для хорошо спроектированного здания: firmitas, utilitas и venustas . Твердость или физическая сила обеспечивала структурную целостность здания.

Какие 12 элементов дизайна?

Существует двенадцать основных принципов дизайна: контраст, баланс, акцент, пропорция, иерархия, повторение, ритм, узор, белое пространство, движение, разнообразие и единство . Эти принципы работают вместе, чтобы создать визуально привлекательный и функциональный дизайн, понятный пользователям.

Каковы 7 принципов архитектуры?

Основополагающими принципами дизайна являются Акцент, Баланс и выравнивание, Контраст, Повторение, Пропорция, Движение и Пустое пространство . Дизайн отличается от искусства тем, что у него должна быть цель.

Какие 8 элементов дизайна?

Элементы или принципы визуального дизайна включают Контраст, Баланс, Акцент, Движение, Пустое пространство, Пропорцию, Иерархию, Повторение, Ритм, Шаблон, Единство и Разнообразие .Эти принципы дизайна работают вместе, чтобы создать что-то эстетически приятное и оптимизирующее взаимодействие с пользователем.

Каковы 5 принципов дизайна?

Необходимо учитывать 5 важных принципов: баланс, ритм и повторение, акцент, пропорция и масштаб и, наконец, не в последнюю очередь гармония . Остаток средств.

Что является основой архитектуры?

Фундаментальная идея является отправной точкой каждого проекта .Идея формулируется в понятие; понятие выражается на формальном языке; форма требует определенного материала; пространство приобретает форму. Архитектура создана.

Из чего состоит хороший архитектурный процесс?

Архитектура должна иметь как форму, так и функцию , и это хороший тест архитектуры для измерения ее элегантности. Хорошо спроектированная архитектура будет иметь тенденцию быть элегантной и иметь простоту формы, которая будет очевидна для тех, кто потратит время на ее изучение.

(PDF) Элементы архитектурного дизайна и интерпретации зданий и памятников в штате Кадуна

Элементы архитектурного дизайна и интерпретации зданий и памятников в штате Кадуна 184

Это зависит от здания, но ниже изложены

некоторые особенности для понимания и интерпретации

зданий.

Другие особенности, помогающие понять и

Интерпретация зданий

Строительные материалы

Не только архитектура может рассказать нам что-то важное

об истории зданий.Обращая

внимание на материалы, использованные при их строительстве,

можно увидеть некоторые важные сведения о том, как и почему они были построены

. Например, представьте, что вы изучаете старый дом

. Он построен из камня или кирпича? Крыша

покрыта соломой, черепицей или шифером? Откуда взялись эти материалы

? Почему строители решили их использовать? Насколько необычным был их выбор

? Ответы на эти вопросы

могут помочь получить некоторые важные сведения.Изучение

зданий может кое-что сказать о самих строениях

. Но это также может позволить получить представление об окружающей среде. Например, если конкретный тип

камня часто используется в качестве строительного материала в районе, то

это может дать важную подсказку о местной геологии.

Помимо архитектуры, которая передает что-то важное

об истории, ниже приведены другие особенности, помогающие

понимать и интерпретировать здания и

памятники: кирпичная и каменная кладка, кирпичная кладка, кровля

материалы, панели, стекло, металлоконструкции, надгробия,

памятники и военные мемориалы.Это связано с тем, что они

сообщают дополнительную информацию об единственной

цели строительства сооружений и памятников, которую

нельзя передать простой архитектурой (Art and

Humanities Research Council, 2014).

Резюме

В целом большая часть литературы, рассмотренной в этом исследовании

, фокусирует внимание на выявлении элементов архитектурного

проектирования и интерпретации, принципах архитектурного

интеллектуального, особенностях, используемых при исследовании зданий и других

конструкций и руководств. которые помогают пониманию и интерпретации

зданий и других сооружений.

Пробел/Нерешенная проблема

Понимание и интерпретация зданий и

памятников в общественных местах и ​​коммунальных службах является одной из

проблем, с которыми сталкиваются конечные пользователи, другие

жители пригородных поездов и общественность во всем мире. После этого были проведены исследования

по элементам архитектурного проектирования и

интерпретации, принципам архитектурной интеллектуальной деятельности,

особенностям осмотра зданий и других сооружений, а также

руководствам, улучшающим понимание и интерпретацию

зданий и других сооружений. .Однако

литература никогда не исследовала эту проблему, стоящую перед конечными пользователями в

Нигерии, особенно в мегаполисе Кадуна.

3. Методология

Подход к исследованию

В данном исследовании применялся метод количественного исследования с использованием вопросника

. Количественное исследование

связано со сбором и анализом данных в числовой или

форме (Hughes, 2006). Анкетный опрос

помог получить необходимые данные для

актуализации целей исследования путем оценки данных

с использованием подходящих инструментов статистического анализа.

Fellows and Liu (1999) заявили, что метод количественного исследования

подходит для сбора данных и изучения

взаимосвязей между фактами и помогает связать эти

факты с теориями и результатами любого проведенного исследования. Он

касается измеримых и количественных вопросов в рамках

исследований. Кроме того, в нем также рассматриваются аспекты измерения количества и суммы (Eboh, 2009).

Количественные исследовательские подходы с использованием научных

методов для получения измерений (количественных данных) из

социальных опросов, таких как; анкеты, интервью-опросы, опрос по телефону

и т. д.И, наконец, причина принятия

количественного подхода к исследованию заключалась в том, чтобы помочь в достижении

целей исследования.

Метод сбора данных

Для достижения цели данного исследования данные были

собраны с помощью следующего:

Обзор литературы

Исследование сначала началось с обзора соответствующей

литературы. В частности, обширный обзор литературы по

элементам архитектурного дизайна и интерпретации,

принципам архитектурной интеллектуальной привлекательности, характеристикам, используемым

при исследовании зданий и других сооружений, и руководствам

, которые помогают понять и интерпретировать здания

и другие сооружения .Принципы

архитектурной привлекательности (то есть единство, контраст, пропорция, масштаб, баланс, ритм и характер). Это было сделано намеренно

для составления списка принципов, установленных на

земном шаре. Обзор был сосредоточен на первичных источниках данных

, таких как журнальные статьи и материалы конференций. На основе

проанализированной литературы были определены списки из семи (7) принципов,

признанных важными для улучшения понимания и интерпретации

зданий и других сооружений (Singh and

Singh, 2012).Собранные принципы архитектурного интеллекта

(т. е. единство, контраст, пропорция, масштаб, баланс ритма и характер

) были использованы для разработки структурированного вопросника

, используемого для сбора данных на местах.

Анкетный опрос

Принципы архитектурной интеллектуальной привлекательности, а именно:

единство, контраст, пропорция, масштаб, сбалансированный ритм и

характер, были использованы для построения структурированного

вопросника, используемого для полевого обследования.Анкета

Архитектурно-проектная концепция | Руководство по ключевым элементам

Отказ от ответственности | Эта статья может содержать партнерские ссылки, это означает, что мы можем бесплатно получать небольшую комиссию за соответствующие покупки.

Архитектура – ​​это процесс проектирования зданий и сооружений с использованием научных принципов и художественного замысла.

Он включает в себя несколько концепций и элементов, таких как городской дизайн, ландшафтная архитектура и многое другое.Архитектура требует как математических знаний, так и художественных способностей. Концепции дизайна являются наиболее важным аспектом для начала работы в этой области.

Что же это за концепция дизайна? Это фундаментальная отправная точка, из которой возникают и развиваются все архитектурные идеи. Концепция архитектурного дизайна является одним из самых сложных аспектов этой области исследования. Неудивительно, что многие студенты, а также признанные архитекторы находят это сложным.

Цель этой статьи — предоставить вам всю необходимую информацию об архитектурных концепциях.Мы надеемся, что это поможет вам развеять любые сомнения и сделать тему более увлекательной.

Итак, приступим.

Руководство по концепциям архитектурного дизайна

Что такое концепция архитектурного дизайна?

С точки зрения неспециалиста, концепция — это идея, понятие или мысль, которая является фундаментальным строительным блоком любого проекта. Говоря об архитектуре, концепция обычно представляет собой подход, используемый для завершения проекта.Это то, что движет проект вперед и обеспечивает базовую основу для функционирования.

Концепция архитектурного дизайна — это абстрактная идея, которая направляет проект и является его основной идентичностью. Нельзя сказать, что он остается постоянным на протяжении всего проекта. По мере изменения конструкции конструкции концепция также может претерпевать изменения.

Концепция архитектурного дизайна является первой частью проекта и предшествует всем остальным действиям в процессе проектирования.Только после того, как концепция дизайна будет разработана и доработана, можно приступать к реализации проекта всерьез.

Дизайнеры используют архитектурные концепции, чтобы реагировать на проектные ситуации, с которыми они сталкиваются. Концепция помогает им преобразовать концептуальные проекты в функциональные физические структуры. Это один из элементов, которые остаются столь же важными изначально, как и после завершения проекта.

Концепции архитектурного проектирования могут исходить из нескольких разных источников и могут иметь множество вариаций и результатов.Центральные темы, критические вопросы и другие факторы влияют на развитие концепции.

Разработка этих концепций — один из самых сложных аспектов архитектурного процесса. Это может быть вызвано несколькими факторами, такими как отсутствие вдохновения, писательский кризис, давление проекта, недостаточное значение таких концепций в архитектурных курсах и т. д.

Источник концепций архитектурного дизайна

В основном существуют три ключевые области, из которых исходят архитектурные концепции:

    • Сайт —  Сюда входят контекст, история, использование, климат, ориентация и другие подобные факторы.
    • Краткое описание проекта —  Краткое описание проекта состоит из бюджета строительства, требований к зданию и клиенту, размещению и т. д.
    • Типология здания — Строящееся здание и характер его использования также влияют на тип и характер концепции дизайна.

Другие факторы, которые также могут служить источником вдохновения для концепций дизайна, включают местную культуру, общество, доступные технологии, исследования, анализ и т. д. Даже личный опыт, восприятие, эмоции и влияния могут быть источником архитектурных концепций.

Есть несколько способов придумать архитектурную концепцию, и почти все может послужить источником вдохновения. Тем не менее, самые впечатляющие архитектурные сооружения, как правило, связаны с историей места, а также хорошо укоренены в контексте.

Проведение анализа сайта и надлежащего исследования играет неотъемлемую роль в разработке идей. «Анализ формы» Ле Корбюзье дает несколько прекрасных примеров получения результатов с помощью этого процесса.После того, как первоначальная концепция была создана, ее можно поддержать, используя типологию здания и техническое задание.

Необходимость создания концепции

Как объяснялось выше, прежде чем приступить к строительству любого сооружения, крайне важно разработать концепцию архитектурного проекта. Есть несколько важных причин, почему это первый и самый важный шаг.

    • Надлежащая концепция архитектурного проектирования предоставляет архитектору четкие рамки и направление при принятии решений, касающихся дизайна
    • Он действует как книга правил, давая некоторые основные рекомендации, которым нужно следовать для получения желаемых результатов
    • Если возникнут какие-либо сомнения, обратитесь к концепции, чтобы найти идеальное решение
    • Концепция дизайна обосновывает архитектора и помогает сосредоточиться на цели, не отвлекаясь
    • Приверженность идее также помогает гарантировать, что ресурсы и время не будут потрачены впустую
    • Структура оценивается как средняя или успешная для академических целей в зависимости от ее соответствия концепции дизайна
    • Чем более актуальной и последовательной является структура, тем более захватывающей и увлекательной она становится
    • Концепция архитектурного проектирования также помогает определить ясность и последовательность проекта

Подход к проектированию

Архитектор может сосредоточиться на нескольких областях на начальных этапах дизайн-проекта, которые будут направлять прогресс в соответствии с концепцией.Он может использовать эти взаимосвязанные регионы на протяжении всего проекта по мере его продвижения.

Дизайнер может менять и комбинировать различные темы для расширения и изучения различных подходов к разработке концепции дизайна. Некоторые из этих подходов включают:

1. Функциональный

Функциональный подход сопоставляет важность включения большего количества функциональных элементов с эстетическим видом конструкции. Этот вопрос обычно зависит от характера и строящегося здания.

Для конкретных конструкций функциональность играет более важную роль, чем внешний вид. Например, фабрика должна иметь высокофункциональную структуру, а не приятную глазу. То же самое может быть и при строительстве здания больницы, где эффективность имеет решающее значение.

Однако, даже если сосредоточиться на функциональных аспектах конструкции, можно оставить некоторое пространство для эстетики. Каждый отдельный проект предлагает свой набор проблем, которые необходимо преодолеть, но функциональность всегда должна быть в центре внимания в процессе проектирования.

2. Материал

Одним из методов разработки концепций архитектурного дизайна является сосредоточение внимания на материалах, используемых при строительстве конструкции. Уделение внимания конкретному материалу приведет к другим формам конструкции, тем самым создав органичный внешний вид.

Сосредоточение внимания на материале с использованием контекста места, как правило, приводит к историческому использованию для строительства в этом районе. Использование местных материалов также дает обитателям пространства чувство близости и комфорта.

Кроме того, компания признает экологические преимущества местного производства материалов.

Фото Copyright sculpta.ba

3. Контекстный

Принятие контекстуального подхода к разработке концепции требует внимания к окружению и контексту участка, историческим характеристикам и местным жителям. Можно сделать выводы из физических и нефизических данных посредством надлежащего анализа.

Настоятельно рекомендуется использовать контекстный подход в каждом проекте.Акцент, который делается на этом подходе, варьируется в зависимости от нескольких факторов, таких как приоритет архитектора, назначение здания и т. д. Некоторые дизайнеры могут сделать это наиболее важным элементом в дизайне, в то время как другие могут использовать его в качестве направляющего фактора.

Важно отметить, что использование этого подхода не гарантирует, что конструкция будет надлежащим образом приспосабливаться к окружающей среде. Одним из примеров является то, что архитектор может создать структуру, полностью противоположную контексту, для контраста.

4. Концептуальный

Подход к концептуальному проектированию — еще один популярный подход, который архитекторы используют для создания архитектурной концепции. Он черпает вдохновение из концептуальной архитектуры, полностью фокусируясь на идее.

При таком подходе в процессе проектирования делается акцент на идее, а не на различных методах и процедурах. Основная цель концептуальной архитектуры — спровоцировать мысль и помочь изучить различные идеи и концепции.Такая архитектура может быть не построена на самом деле.

Фото Copyright sculpta.ba

5. Формальная

Этот подход использует формальный язык архитектуры для развития идеи. Архитектура классического периода дает необходимые знания для разработки различных правил в процессе проектирования.

Классическая система архитектуры – одна из первых систем разработки архитектурного дизайна. Это помогает определить правильный масштаб, форму и пропорции для различных структур.

Хотя современные конструкции не являются классическими по своей конструкции, правила, которым следуют архитекторы, включая такие элементы, как золотое сечение, масштаб, пропорции и т. д., исходят из классического концептуального подхода.

6. Совместная

Большинство проектов по проектированию зданий — это совместные процессы, когда члены большой команды работают над различными аспектами проекта. В нее входят инженеры, подрядчики, геодезисты, заинтересованные стороны и многие другие. Тем не менее, во многих случаях конечный пользователь здания не принимает непосредственного участия в процессе проектирования, несмотря на то, что это жизненно важный фактор, который необходимо учитывать.

В последнее время многие архитекторы начинают применять подход конечных пользователей в процессе проектирования. Они взаимодействуют с пользователем в совместном упражнении, что также помогает последнему внести свой вклад в разработку дизайна.

Это общий подход в проектах с социальной направленностью или большим сообществом. В таких обстоятельствах знания и навыки конечных пользователей могут помочь разработать хорошую концепцию. Хотя этот подход не очень полезен в случае студенческих проектов, это отличный подход к проектированию.

7. Философский

Философский подход к разработке архитектурной концепции требует учета философии дизайна. Философия дизайна — это набор ценностей, которые помогают формировать дизайн проекта. Этими ценностями могут быть руководящие принципы архитектора, принятие технического задания, контекст сайта и т. д.

Некоторые аспекты, которые следует принимать во внимание, включают научные ценности в сравнении с художественными ценностями, рациональное в сравнении с иррациональным, индивидуальное в сравнении с общественным и т. д.После этого вы можете просмотреть значения с точки зрения дизайна.

Типы концепций архитектурного проектирования

Существует множество различных типов архитектурных концепций, которые вы можете использовать. Они могут исходить из разных источников и применяться к разным видам проектов в зависимости от различных факторов. Некоторые из известных концепций архитектурного дизайна включают:

1. Типография

Типографика сайта проекта полезна для разработки различных подходов к архитектурным концепциям.Он может включать окружающую среду здания, его структурный подход, восприятие публикой, использование контекста и т. д.

Например, крутой участок требует принятия надежной конструктивной концепции, в то время как плоский участок нуждается в защите от воздействия стихии.

2. Народный

Структуры всегда должны относиться к контексту, а в случае с твердым просторечием это большое преимущество для развития концепции. Отличным примером этого является Дом в дюнах норвежских архитекторов Ярмунда и Вигаснеса, который объясняет, как идея уходит корнями в это место.

Другим примером является архитектура австралийского архитектора Гленна Муркатта, в которой используется тот же подход.

3. Исторический

Историческое исследование участка проекта и его окрестностей открывает несколько прекрасных возможностей для разработки концепции. Почти каждый сайт имеет интересную историческую справку, которая предоставляет информацию о прошлых технологиях строительства и рассказывает, как их модернизировать.

Исторический подход к разработке концепции также может помочь определить, как создать новый проект с учетом первоначального плана.Использование исторических влияний и методов может быть очень полезным для проекта.

4. Физические характеристики

Физические особенности области, в которой происходит проект, могут включать горы, скальные образования, леса, искусственные сооружения и т. д. Можно использовать эти физические особенности для формирования процесса проектирования и разработки концепции. Примеры включают Carmody Groakes Burgh Island House, который использует прибрежные скалы для поддержки.

5.Форма и объем

Процесс проектирования лучше всего начинать с простого изучения объема и формы, позволяющего манипулировать позитивным и негативным пространством. Однако одного этого метода недостаточно для разработки абстрактной идеи проекта. Этот метод обычно следует использовать в сочетании с другим подходом.

6. Просмотры

Можно спроектировать и сформировать структуру, чтобы максимально использовать различные виды с площадки.Воспользуйтесь преимуществами различных ключевых пространств, отложив при этом функциональные зоны. Если на сайте отсутствует какая-либо перспектива, необходимо создать представления. Концепция должна быть разработана с учетом этого.

Если есть виды наружу, то создайте линии площадки наружу и поперек в виде решетки. Это поможет в построении концепции помощи в дальнейших исследованиях. Идея должна учитывать, где и как находятся виды и как они соотносятся со зданием.

7. Государственные и частные

Проведение надлежащего анализа местности поможет определить расположение различных общественных и частных зон.В зависимости от характера контекста и типа структуры он идеально подходит для создания идеальной концепции проекта.

В случае городского проекта частные пространства должны быть полностью отделены от окружающей среды и способствовать созданию микросреды. С другой стороны, в случае сельской местности частные пространства могут быть связаны с окружающей средой, но при этом они могут быть установлены отдельно от общественных зон. Прекрасным примером этого является Центр Мэгги OMA в Глазго.

8. Размещение

Краткое описание дизайна может быть очень полезным для определения и разработки визуальных пространств, которые связаны, разделены или находятся в непосредственной близости друг от друга. Это поможет создать пространственную концепцию, в которой зоны расположены в соответствии с использованием, укрытием, видом, ориентацией и т. д.

9. Использование

Подход к использованию аналогичен подходу к размещению и требует расположения конструкций и помещений в соответствии с их категорией.Кроме того, он учитывает взаимодействие пользователя, когда он перемещается по пространству.

Этот подход обычно заметен в супермаркетах, где овощи и фрукты обычно размещаются в передней части рядом с входом. Это решение заставляет ваших клиентов чувствовать, что они входят в естественную среду.

Музеи и художественные галереи также используют этот подход, целенаправленно проводя посетителя по выставочным пространствам.

10. Сетка

Легко создать сетку сайта для любого проекта, что позволяет использовать ее в самых разных приложениях.Сетки сайта обеспечивают разделение и обоснованные области, а также стратегические виды. Картографирование видов с видом на сайт также поможет найти интересные места.

11. Прочее

Есть несколько других понятий, таких как масса, путешествие, движение, сложение, вычитание и т. д. Все они предлагают различные возможности для развития архитектурной идеи проекта. Выберите подход, который наилучшим образом соответствует потребностям конкретного проекта, учитывая различные важные факторы, влияющие на проект.

Заключение

Разработка концепции архитектурного дизайна является одной из наиболее важных частей процесса разработки проекта. Проект, начатый с хорошо разработанной концепции, имеет больше шансов на положительный результат.

Существует несколько подходов к разработке концепции конкретного проекта, и выбор процесса варьируется от случая к случаю. Также возможно комбинировать и использовать два или более подходов вместе для достижения наилучших результатов.

Мы надеемся, что эта статья предоставит вам все, что вам нужно знать о концепциях архитектурного проектирования, и улучшит ваше понимание предмета.

Дизайн для элементов

Метаморфический , 2017-н.в. Гипс, смола, эпоксидная смола, крафт-бумага; размеры переменные. Вид инсталляции, Галереи Уолтера и Макбина, Художественный институт Сан-Франциско, 2017. [Грегори Гуд]

Фрэнсис Ричард: Я пишу, чтобы начать наш разговор, Катрин, о создании искусства — в частности, о вашей собственной практике скульптуры и установки — и вместе подумать о том, как эта практика исследует идеи, заложенные в архитектуре и дизайне или закодированные в них.

На самом деле мы начали этот разговор давно, в 2005 году, когда вы приняли участие в выставке «Нечетные лоты: пересматривая фальшивых поместий Гордона Матта-Кларка», которую я организовал (вместе с Сина Наджафи и Джеффри Кастнер) для Шкаф журнал. С тех пор мы много раз расширяли дискуссию, когда я посещал вашу студию и писал о вашей работе, и совсем недавно, когда мы встретились на вашей одноименной выставке в Музее Броуд МГУ, в Мичиганском государственном университете в Ист-Лансинге.

Я не решаюсь начать с огромного вопроса, на который нет ответа. Но я ничего не могу с собой поделать, потому что как писатель я всегда сталкиваюсь с фундаментальным ощущением, что язык сбивает с толку, как будто я не могу примириться с утверждением, что слова относятся к вещам, что вокруг плавают семиотические знаки. опосредующие наши переживания воплощения, материи и таких явлений, как погода, — но не являются воплощением или материей. Все это время мои ощущения проходят через язык почти так же, как они проходят через мое тело; жизнь без языка не только немыслима, но для меня едва ощутима.Я постоянно забываю или теряю понимание того, что — это язык, а что — не . Неудивительно, что мы с вами говорили об архитектуре как о языке — идиоме, которую вы адаптируете, чтобы «говорить» о скульптуре. Пока мы готовились к этому обмену, вы написали мне:

В архитектуре все названо; можно даже сказать, что архитектура начинается с языка. Для того, чтобы быть спроектированным и созданным человеческим разумом — а также для вопросов безопасности и классифицированных функций — все определяется в рамках семантической системы.

Не думаю, что вы метафоричны. Разве не Гегель говорит, что Вавилонская башня была фундаментальной архитектурой, потому что собирала людей в общество? Пока, конечно, не согрешили архитектурным высокомерием, и Бог не раздробил земное языковое сообщество на взаимно непонятные лагеря. Итак, я хочу спросить: когда вы говорите «архитектура начинается с языка», что вы имеете в виду? Не слишком ли легко сказать, что архитектура полезна (с точки зрения «безопасности и секретной функции»), а искусство — нет? За исключением, конечно, того, что полезно привлекать или удерживать эстетическое и концептуальное внимание, что и делает искусство…

Katrín Sigurðardóttir: Вполне уместно, что сравнение, которое мы здесь обсуждаем, между языком и архитектурой возникает в ответ на Матта-Кларк, чьи работы иллюстрируют сложные связи между языком и архитектурой.

Я много думаю об отношениях между языком, воплощением и материей. Язык о пространстве, воплощении в пространстве и материи как пространстве.

Я тоже много думаю о циклических отношениях между языком, воплощением и материей… язык о пространстве, воплощение в пространстве и материя как пространство. Чтобы нарисовать пространство, нарисовать функцию — в буквальном смысле рисовать на бумаге (или, конечно, на экране), но и в более широком смысле — спроектировать или спланировать пространство или функцию — для того, чтобы строить такие планы, которыми можно поделиться с другими или выполнить их, человек опирается на концепции, формы, логику, прошедшие через язык.Таким образом все в архитектуре именуется. Архитектура опирается на семантические системы, хотя, думаю, можно утверждать, что язык — использование слов — является лишь частью этой системы.

Мне нравится думать об архитектуре и дизайне как о «перспективных» практиках. Вы рисуете что-то, что затем становится действительной формой в реальной материи. Он начинается как рисунок; именно на языке рисунка вы визуализируете и представляете дизайн. Затем идет ретроспективный рисунок, где материя и осязаемые формы возвращаются в язык путем описания или вводятся в историю или таксономию.Когда я говорю о ретроспективном рисовании, я обычно имею в виду археологические практики. И это порождает больше рисунков, больше языка и так далее.

Метаморфический , 2017-н.в. Галереи Уолтера и Макбина, Художественный институт Сан-Франциско. [Грегори Гуд]

Метаморфический , с 2017 г. по настоящее время. Художественный музей Эли и Эдит Брод в Мичиганском государственном университете, 2019 г. [Eat Pomegranate Photography]

FR: То, что вы называете «перспективным», — это еще один способ сказать, что архитектура и дизайн, даже в концептуальных состояниях или стадиях, основанный на использовании, на практической функции, верно? Здесь есть симметрия с тем фактом, что одним из способов определения искусства — во всяком случае, после реди-мейда — является то, что оно бесполезно.Или его функции иррациональны, безвозмездны. (В том, что, я почти уверен, является отсылкой к дюшановскому «Фонтану » [1917], Матта-Кларк говорит: «Одно из моих любимых определений разницы между архитектурой и скульптурой — это наличие водопровода».) мне, вы продолжаете писать:

Поскольку в своей работе я заимствую данные из всех областей пространственной летописи, включая архитектуру, археологию и географию, я хорошо осведомлен об этом аспекте рукотворных сооружений. Естественные и стихийные процессы предшествуют человеческому языку, и меня все больше интересует сочетание безымянной реальности с названной реальностью в пространстве.

Считаете ли вы, что архитектура также содержит «безымянную реальность в пространстве»? Но содержит его «по-другому»?

И, предположим, мы перевернем это и вернемся к социальным и пространственным операциям, названным и структурированным семантической системой здания — с его дверями, полами, стенами, мебелью и садами — и еще более конкретными деталями, такими как буазери 18 века , или плитка в стиле барокко, или мебель для гостиной из тикового дерева в стиле модерн середины века. Что происходит с этими взаимосвязанными системами функционального дизайна, когда вы перетаскиваете их в царство неинструментального созерцания, царство, дружественное к безымянному, которое за неимением лучшего слова мы называем «искусством»? Вы искажаете логику дизайна? Опорожнить их? Овеществление их? Мечтаете о них? Является ли «перевод» хорошим способом описания того, что происходит, когда искусство заимствует архитектурный синтаксис — создавая «художественный текст» вместо «строительного текста», который «читается» по-другому, потому что его термины различны?

KS: Думаю, это восходит к тому, что я упоминал ранее об архитектуре и археологии.Одно из первых заданий в художественной школе не покидало меня на протяжении всей моей практики; Фактически, это была отправная точка для Metamorphic , одной из работ на выставке в Мичигане. Это пришло из урока английского языка — оно началось на языке — где нас попросили описать комнату. В каком-то смысле я чувствую, что с тех пор описываю места, пытаясь придать этим описаниям все новые и новые формы и углубиться в последствия этой практики; что значит описать место. То, что началось как письменное упражнение, переросло в ряд скульптур и инсталляций, работ с размерной, материальной формой.Эти места обычно архитектурные, хотя и не всегда.

Непостроенные серии , 2005-2015 гг. Художественный музей Эли и Эдит Брод в Университете штата Мичиган, 2019 г. [Eat Pomegranate Photography]

Иногда «описание» носит автобиографический характер; иногда это больше связано с коллективной исторической памятью о месте. Часто речь идет о том, как мы как культура помним и описываем места, и какие стратегии используются в представлении прошлого. Возвращаясь к различию между проспективной и ретроспективной пространственизацией, моя работа связана с прошлым, но часто с тем, как будущее представлялось в прошлом.Вот где Непостроенных домов — скульптуры, смоделированные по архивным чертежам, которые так и не были реализованы как здания — связаны с архитектурой, с перспективным рисунком.

Вы поднимаете вопрос о функции; Я думаю, что архитектура связана с решением функциональных проблем. Таким образом, в пост-реди-мейдной манере мы могли бы сказать, что я не занимаюсь решением функциональных проблем. В моей работе нет «сантехники», если использовать термин Матта-Кларк.

Я также думаю о Matta-Clark как о переговорах между прошлым и будущим в застроенных пространствах.Его слово «анархитектура» кажется очень подходящим названием для его опустошения архитектуры. Даже если материал был изъят или изменена структура, пустота обрамлена материальной структурой; пустота есть форма действия отнятия.

1501 N Grand River Ave, Лансинг, Мичиган, США , 2019 г. Цифровая хромогенная печать, 164 см x 127 см.

Тезка , 2019. Брусчатка ручной работы из исландской глины; размеры переменные. [Aaron Word/MSU Broad]

FR: То, что вы говорите об анархитектуре, похоже, близко к тому, что соблазняет меня, когда я думаю о семиотических системах — будь то язык, архитектура или искусство — и как семиозис, процесс создания передаваемого значения, трет против или каркасы или плащи имеют значение как таковые.Отношения анархические.

Обратимся к конкретным работам на вашей выставке в Широком музее МГУ, где исследуются многие из этих проблем. На выставке представлены три работы: Непостроенный (2005–2015), Метаморфический (2017 – продолжается) и Тезка (2019). Вы сделали эту конкретную версию Тёзка специально для этой выставки. Это тонкая работа, расположенная на открытом воздухе, сейчас середина зимы, и когда вы, я и куратор MSU Broad Стивен Л.Мосты ездили к нему в гости по берегу Гранд-Ривер в Лансинге, нашли мы его полностью под водой. Это довольно драматическое заявление о функции и бесфункциональности. Поэтому, возможно, мы могли бы сначала поговорить об этой работе.

KS: В начале 2018 года я начал ездить на запад Исландии, чтобы копать ямы, а затем использовал раскопанную землю, чтобы затыкать ямы в Соединенных Штатах. Установка MSU Broad — это третья итерация проекта, первые две из которых были установлены на различных открытых площадках в Кливленде и Акроне, штат Огайо, в 2018 году. 1

Утверждение промежуточного статуса материалов и конструкций — прерогатива художника. Но это также прерогатива природы и времени.

В рамках путешествия с земли в Исландии в мою студию в Нью-Йорке и дальше в землю в этих городах Среднего Запада материал был обработан; Я отфильтровал песок и гравий, чтобы получить пригодную для использования глину. Затем я отливаю небольшие кирпичи или брусчатку. Камни укладывали простыми узорами, чтобы засыпать выбоины, отремонтировать тротуары и т. д.В Лансинге был вымощен небольшой, ровный, грязный участок вдоль тропинки у реки. Но брусчатку не обожгли, и через несколько недель она растворилась. Кирпич можно рассматривать как метоним архитектуры и, возможно, в более общем смысле человеческого намерения в природе. Но здесь исландская земля, которую я объединил в единицы, слилась с грязью в Мичигане.

FR: Форма также ломается, хотя и не растворяется буквально, в Metamorphic . Этот проект основан на наборе мебели из дома вашей семьи в Рейкьявике.Вы отливаете стулья, двухместный диван, стол и так далее из гипса — этого ненесущего, неподходящего, пустого материала. Теперь, как часть текущего процесса работы над произведением, вы отправляете работы в обычных ящиках арт-хендлера туда, где они будут выставлены. Материал такой, что транспортировать скульптуры без повреждений практически невозможно. Поэтому по прибытии на место выставки вы распаковываете сломанные работы и кропотливо восстанавливаете их, заделывая трещины и заменяя измельченные фрагменты более эластичными структурными наполнителями.Кирпичи Тезка могут растворяться в невидимости, но объекты Метаморфические продолжают подтверждать свою форму даже при изменении их материальности.

Тезка , 2019. Брусчатка ручной работы из исландской глины; размеры переменные. [Aaron Word/MSU Broad]

Metamorphic , 2017 г. – по настоящее время. Художественный музей Эли и Эдит Брод в Мичиганском государственном университете, 2019 г. [Eat Pomegranate Photography]

обсудить работу, связанную с японской практикой кинцуги , где разбитая керамика чинится золотыми швами; другие обсуждения этого проекта связывают его с мифическим кораблем Тесея, который перестраивался по частям, пока каждая древесина не стала новой.В интервью вы красиво добавляете, что пятна наполнителя также сравнимы с бороздками на мраморе, следами метаморфических минеральных изменений. Стул находился под давлением, но остается самим собой, в то же время вновь появляясь как модель, копия, репрезентация, как «Третья кровать» Платона в «Республике » или знаменитая работа Джозефа Кошута «Один и три стула » (1965). — хотя Metamorphic более чувственный, более любопытный и задумчивый по поводу нестабильности.

Когда объект становится копией самого себя? Когда реконструкция и замена породили новый объект?

Брусчатка в Тёзка отличается тем, что она не отлита из «оригинальной» брусчатки. Но в обоих случаях вы экспериментируете с заменой, версией того, что есть и чего еще нет. Заманчиво сказать, что эта одержимость промежуточным статусом является прерогативой художника в большей степени, чем архитектора, поскольку здание, которое слишком полностью отрицает свою функцию, будет непригодным для проживания.Матта-Кларка беспокоило то, что, по его словам, «люди живут в своем пространстве с пугающей безрассудностью»; он хотел, чтобы обычные люди взяли на себя ответственность за свои условия жизни, будь то пространственные, экономические или межличностные. 2 Тем не менее слово-идея анархитектура отрицает архитектуру как принцип упорядочивания социального пространства. Он отрицает амбиции архитектурного или урбанистического решения проблем и вместо этого принимает неудачу и абсурд. Это слово художника.

KS: Согласен с вами, что утверждение промежуточного статуса материалов и конструкций — прерогатива художника, но это также прерогатива природы и времени.Подумай о развалинах. Что делает их такими богатыми для зрителя, так это то, что есть и все же нет. И в Тезка я думаю именно о растворении формы и структуры в архитектуре, о том, как природа и время поглощают человеческое намерение.

Вы правы, брусчатка не копия; ссылка находится в происхождении материала. Гипс в Metamorphic имеет неизвестное происхождение, но в Тезка добыча исландской глины является ключевой.

Объекты Metamorphic начинались как нефункциональные копии; они выглядели как стулья, но если бы вы попытались сесть на них, они бы сломались. По мере того, как они перемещаются и ремонтируются, они «превращаются» в функциональные объекты, стулья, которые будут держать и поддерживать тело. Они рассказывают историю дома, места для отдыха, но также становятся объектами, на которых действительно можно сидеть. Материалом для копии традиционно является гипс — вспомните гипсовые слепки классических статуй. В Metamorphic гипсовые предметы копируют настоящую мебель в одной конкретной комнате в доме, где я вырос.Они начинаются как воспоминание о доме, который остался позади. Они становятся еще одним домом, новым местом отдыха.

Я использую образ корабля Тесея, чтобы различать итерации, сдвиги в идентичности объекта. Когда объект становится копией самого себя? Когда реконструкция и замена породили новый объект? Когда я начал Metamorphic , я завершил серию Unbuilt , которая также включала ремонт и перестройку — в данном случае масштабные модели домов, которые были спроектированы для различных клиентов в Рейкьявике в 1920-х годах, но так и не были реализованы.Я построил модели в соответствии с планами, полученными из архивов Ассоциации исландских архитекторов. Потом я их сознательно «испортил», разбив, уронив, сжег. А потом я восстановил руины, часть за частью.

Непостроенные серии , 2005-2015 гг. Вид инсталляции с выставки «Drawing Apart», Центр визуальных искусств MIT List, 2015 г. [Питер Харрис]

Непостроенные серии , 2005–2015 гг. Художественный музей Эли и Эдит Брод в Мичиганском государственном университете, 2019 г.[Ешь гранат фото]

Со времен Непостроенный я уже думал о кинцуги. В японской эстетике кинцуги восходит к признанию непостоянства. Сломанную вещь чинят лаком, а затем покрывают золотом. Трещина празднуется, и катастрофическая история объекта повышает его эстетическую ценность. Повреждение добавляет глубину и целостность — идея, противоречащая западному принципу, согласно которому вещи совершенны, когда они новые.

Правда, мрамор часто служил своеобразным трофеем европейских завоеваний, иллюстрирующим дальние путешествия тех, кто его добывал.Тем не менее мрамор метаморфичен: масса раскалывается, и в нее мигрируют минералы разных цветов. Когда вы смотрите на мрамор, вы смотрите на материал, подвергшийся давлению, разрушению, распаду — и именно этот факт сделал его более красивым. Эстетика ремонта в сериях Metamorphic и Unbuilt сочетается с обширным исследованием феномена фрагментации в других моих работах того же периода.

FR: Поговорим о масштабе.Вы выбираете эти объекты дизайна — мебель; чертежи — но по мере того, как они проходят через ваш разум и руки, их полезность отпадает. В то же время история или использование, которое они подразумевают, преувеличены, гипертрофированы. Я думаю, что это верно, даже если то, что вы буквально сделали, — это сделать спроектированную вещь меньше.

Работы Непостроенные , например, размером с кукольный домик, со всем, что говорит о детских фантазиях о погружении в миниатюрные миры и управлении ими, так что когда ломаешь или поджигаешь домики, чувство насилия умерено такими игрушечными размерами.А может и нет; может быть, разрушение домиков подразумевает весь ужас и сюрреалистичность детских кошмаров. Тем не менее, размер домов влияет на их эмоциональный регистр. (Сравните это с проектами других художников, основанными на воссоздании жилых помещений, с домом Рэйчел Уайтрид или домом До-хо Су.) Кукольный домик — это мини-театр домашнего уюта, и здесь уместно сослаться на один из моих любимых Анекдоты Матта-Кларка, которые я процитирую, потому что он рассказывает их лучше, чем я могу их перефразировать.Это интервью с историком архитектуры и выпускником Корнеллской школы архитектуры, метко названным Дональдом Уоллом:

.

Стена: Сильный образ, формирующийся в моем сознании, связан с кукольными домиками, с отслаиванием преград, где убираются стороны с разоблачением скрытой и отрицаемой деятельности…

Матта-Кларк: Теперь мы переходим к очень личному. На самом деле, первый подарок на день рождения, на котором я когда-либо настаивал и который я получил, — это кукольный домик. И, ну, я хотел быть вуайеристом с тех пор, как мне было четыре года….Вот тогда у меня появился кукольный домик. Суть вуайеризма и кукольного домика заключается в противостоянии секретности и тайном контроле. 3

У ваших незастроенных строений нет открытых четвертых стен. Тем не менее такие игры с откровением, театральностью, вторжением, пространственным замешательством и перцептивным удивлением постоянно происходят в вашей работе. Можете ли вы рассказать об этих эмоциональных или социальных эмоциональных тонах и о том, как они возникают из-за архитектур, которые не ведут себя так, как архитектура «должна» или как архитектура должна? Вы бы использовали такие слова, как «вуайеризм» или «контроль», чтобы описать то, что вас интересует? Или это не столько о вуайеризме, сколько об исследовании фантазий, присущих далеким, воображаемым, недоступным, исчезнувшим пространствам?

KS: Позвольте мне начать с обсуждения другого набора проектов, связанных с этими темами, которые были сделаны в течение периода времени, когда десять скульптур Непостроенных были созданы в период с 2005 по 2015 год.В 2010 году я сделал выставку в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, где сосредоточился на буазери из музейной коллекции. Это деревянные стеновые панели, которые служат декоративной обшивкой в ​​интерьерах и с точки зрения историка рассматриваются как антикварная мебель. Меня привлекли буазери, когда я подумал о музейных стратегиях экспозиции, в частности, об исторической комнате.

Старинная комната — это фантастическое устройство. В музее он обычно представлен как изображающий интимный образ жизни конкретного человека или семьи.Но эти комнаты взяты из многих источников, поэтому даже если они кажутся исторически правильными, они не являются подлинными, поскольку объекты редко происходят из одной исходной комнаты, дома, группы жителей. Именно это обманчивое представление об интегрированной жизни — эта неявная, но отрицаемая фрагментация и рассредоточение — привлекло меня.

Слайд-шоу

  • Слайд-шоуБуазери (Hotel de Cabris), 2010 г. Окрашенный МДФ, зеркала, сталь – размеры варьируются. Вид инсталляции Метрополитен-музей, Нью-Йорк, 2010 г.

  • SlideshowBoiserie (Hotel de Cabris), 2010 г. Крашеный МДФ, зеркала, сталь – размеры варьируются. Вид инсталляции Метрополитен-музей, Нью-Йорк, 2010 г.

  • Слайд-шоуБуазери (Hotel de Cabris), 2010 г. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

  • SlideshowBoiserie (Hotel de Cabris), 2010. Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

  • Слайд-шоуBoiserie (Hotel de Crillon), 2010. Деревянные панели, зеркала, электрическое освещение, воспроизведенная старинная мебель, светильники и предметы из дерева, смолы, гипса, ткани и пенопласта.150″ х 152″ х 96″ Вид инсталляции Метрополитен-музей, Нью-Йорк, 2010 г.

  • Слайд-шоуБуазери (Hotel de Crillon), 2010 г. IМетрополитен-музей, Нью-Йорк.

  • Слайд-шоуБуазери (Hotel de Crillon), 2010. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

  • Слайд-шоуБуазери (Hotel de Crillon), 2010. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

  • Слайд-шоуБуазери (Hotel de Crillon), 2010. Метрополитен-музей, Нью-Йорк.

Для Метрополитена я сделал две работы. Буазери Hôtel de Crillon представляет собой многогранную камеру, построенную в несколько уменьшенном масштабе, герметично закрытую так, что зритель смотрит в нее с невозможной точки обзора. По сути, это точки обзора стены, на которые будут установлены панели буазери, виды, которые будет «видеть» само здание. Внутри комнаты, которую я построил, были скопированы все компоненты старинной комнаты: резная мебель, мягкие сиденья, тканый ковер и шторы, люстры и т. д., все они были переработаны из тех же материалов, что и оригинальные предметы.Окна и двери не дают ни вида, ни входа. Вместо этого зритель смотрит внутрь через многочисленные зеркала, украшающие зал — они были частью первоначального декора комнаты, будуара в Hôtel de Crillon. Но я заменил зеркала на одностороннее стекло. Невозможность этого взгляда в закрытую комнату затем подчеркивается пустыми отражениями в зеркалах; вы смотрите сквозь что-то сзади, через зеркало наблюдения, из пространства, в котором не должны быть обитаемы, и зеркала отражают друг друга до бесконечности, не оставляя следов зрителя.Анализ Матта-Кларк кукольного дома как вуайеристского подходит для этой работы: «Столкновение с секретностью и тайный контроль».

Можно сказать, что и старинная комната, и масштабная модель вызывают желание и чувство контроля.

Второй номер Boiserie , Hôtel de Cabris , представляет собой набор из примерно 50 складных панелей, где я тщательно скопировал комнату другого периода из коллекции Метрополитен-музея, первоначально взятую из Hôtel de Cabris в Грассе, на юге Франции. .Я манипулировал масштабом, чтобы зрители входили через набор дверей в натуральную величину, но по мере того, как они начинают двигаться по инсталляции, панели сжимаются, и пройти через следующие друг за другом дверные проемы становится все труднее и труднее. Работа идет от полного масштаба до миниатюры в масштабе около 5%. Он переживается и как архитектурная среда, и как объект. Мне было интересно преодолеть разрыв между тем, как мы обычно относимся, с одной стороны, к иммерсивным инсталляциям — или, если уж на то пошло, к «настоящим» архитектурам, — и, с другой стороны, к скульптурным объектам.Как и в Hotel de Crillon , эта работа обманывает восприятие.

FR: Этот интерес к обману восприятия заметно отсутствует в Непостроенном , который полностью откровенен о видах разрушения и реконструкции, которым подверглись модели — вплоть до того, что вы показываете фотографии моделей после того, как они были сломаны и до того, как их отремонтировали, чтобы ваши зрители могли увидеть, насколько разрушительным был ущерб.

KS: Я не согласен с тем, что в Непостроенном отсутствует перцептивный обман: масштабная модель и историческая комната — оба средства перцептивного обмана.Но мое манипулирование стратегиями, которые они используют, отличается, скажем, Boiserie Hotel de Crillon и Непостроенный . Стандарт масштаба в Unbuilt варьируется от одной работы к другой и достигается в большей степени посредством качественного процесса, чем количественного. Одна модель может иметь масштаб 1:25, а другая — 1:32,736. Тем не менее, я всегда считаю эти работы категорически связанными с масштабными моделями. Вы упоминаете кукольный домик, который, возможно, является исходным объектом как для масштабных моделей, так и для старинных комнат.Можно сказать, что и старинная комната, и масштабная модель вызывают желание и чувство контроля. Все это красиво уклончиво, потому что миниатюризация означает, что детали не могут быть полностью точными. Масштабные модели в дизайне часто служат для того, чтобы продать клиенту идею. Но я склонен думать о масштабе как о метафоре расстояния, временного или пространственного. Когда миниатюра делается не для продажи предложенного дизайна, а для того, чтобы оглянуться назад, то она позволяет комфортно фантазировать о прошлом — так же, как обычная масштабная модель позволяет фантазировать о будущем.

Когда я ломаю модель, я намереваюсь разрушить возможность забыть ее предметность, подчиниться ее соблазнительной игре.

Когда я ломаю модель, я намереваюсь разрушить возможность забыть ее предметность, поддаться ее соблазнительной игре, где зритель или создатель модели может упорядочить мир в соответствии со своими целями. Когда я помещаю зрителя за стеновыми панелями в музее, в не-пространство, где вы можете видеть обратную сторону панели так, как никогда не могли бы в реальной комнате, я пытаюсь деконструировать этот дисплей, привлечь внимание к тому факту, что и старинная комната, и макет являются стратегическими смотровыми площадками.Думая о старинной комнате как о пазле, собранном из разрозненных частей — и сделав разбитые масштабные модели, которые затем собирают вместе, — я начал сравнивать фрагментацию этих двух частей. Я читал Джорджа Перека « La Vie Mode d’Emploi » (1978), где проводится параллель между решением головоломки и рассказом коллективной истории жизни в многоквартирном доме в Париже, по одной комнате за раз. Это привело к ряду других работ, основанных на операциях головоломки. 4

FR: Немаловажно, что ссылка здесь на роман.Возможно, произведение искусства, созданное языком, — это не совсем «средство просмотра» — и я не хочу отрицать различия между взглядом на скульптуру, нахождением в здании, прогулкой по ландшафту и чтением книги. Но нарратив и история — это языковые системы, которые упорядочивают наш опыт. Слова и истории — это «приемы», и, если вы обратите внимание, отношение между их частями — по отношению к факту и символу, убеждению и свидетельству, присутствию и отсутствию и т. д. — вызывает глубокое недоумение.Так же загадочно и скользко, как отношение исландской грязи к грязи Мичигана или отношение скульптуры, которую вы видите, к той, которая растворилась и соскользнула вниз по реке.

KS: В 2013 году я сделал большую работу для Исландского павильона на Венецианской биеннале под названием Foundation , которая также была задумана как гигантская головоломка. Как это ни парадоксально, ему не хватало фундамента, так же как буазери в Метрополитене не хватало своих оригинальных контейнеров. На биеннале был представлен искусственный пол павильона 18-го века из отлитой вручную бетонной плитки, которую, как и буазери, можно рассматривать как декоративную кожу, очерчивающую вымышленное архитектурное пространство.

Эти работы имеют дело с местом, убежищем, историей — и с переходом, дезориентацией, повреждением, как будто мы не можем созерцать место, не сталкиваясь с безместностью.

Фонд продолжает наблюдение за декоративными поверхностями в Буазери , а также манипулирует пространственным восприятием зрителей. В Венеции он «плавал» наполовину внутри и наполовину снаружи старой прачечной в настоящем палаццо 18-го века в Дорсодуро. Поскольку искусственный пол был приподнят, посетителям приходилось пробираться через дверь, высота которой была вдвое меньше.Как это часто бывает при археологических раскопках, пол можно найти под полом, и различные архитектурные следы накладываются друг на друга. Фонд проплыл по нынешнему зданию, как призрак.

Slideshow

  • SlideshowFoundation, 2013. Бетонная плитка, деревянная платформа, 387 x 537 x 32 дюйма. Вид инсталляции, Художественный музей Рейкьявика, 2014 г.

  • SlideshowFoundation, 2013 г. mХудожественный музей Рейкьявика, 2014 г.

  • SlideshowFoundation, 2013 г.Скульптурецентр, Нью-Йорк, 2014.

  • SlideShowfoundation, 2013. Скульптурецентр, Нью-Йорк, 2014.

  • SlideShowfoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • SlideShowFoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • SlideShowfoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • SlideShowFoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • SlideShowfoundation, 2013.Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • 903.

  • SlideShowFoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • SlideShowfoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • SlideShowFoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

  • SlideshowFoundation, 2013. Palazzo Zenobbio, Венеция, 2013.

Площадь старой прачечной была меньше, чем Основание , а сама часть и реальный план этажа не имели одинаковой формы.Чтобы учесть различия, пол был прерван вырезами, которые переходили в узоры плитки. По ходу выставки я постепенно заменял эти части нейтральным цементным материалом. Это был первый раз, когда я связал свою работу с философским парадоксом, названным в честь корабля Тесея.

FR: Все эти работы имеют дело с сайтом, убежищем, локацией, историей, встроенной в застроенное пространство или конкретный участок земли — и одновременно с транзитом, дезориентацией, нарушением, повреждением, как будто мы не можем созерцать место без столкновение с безысходностью.Вы всегда имеете дело с фикциями на каком-то уровне и с тем, как процесс отделения пространства, комнаты или ограниченного участка земли от его матрицы в доме, городе или местности, его изоляция и переформирование это — как это рефрейминг — это то, что мы делаем в памяти, чтобы сохранить место, которое мы потеряли. Но это также акт разрушения. Мы понимаем это теоретически, с точки зрения того, что память избирательна и ненадежна. Но вы представляете нам какой-то сказочный физический результат, как если бы наши воспоминания были превращены в скульптуры.

KS: Местность и транзит являются неотъемлемой парой во многих моих работах. Boiseries — макеты комнат, которые на самом деле находятся по ту сторону Атлантики. А взаимосвязанные панели Foundation были построены в моей студии в Лонг-Айленд-Сити, чтобы стать одним непрерывным этажом — местом, которое движется. Он был задуман как триада инсталляций для Венеции, Рейкьявика и Лонг-Айленд-Сити, и каждый раз, когда этот этаж устанавливается в новом месте, на нем видны шрамы, которые были вырезаны для зданий, в которых он располагался ранее, и с тех пор отремонтировано.Со временем эти шрамы становятся истинным узором, контрастирующим с узорами плитки на полу, которые являются вымышленными, поскольку являются моей интерпретацией узоров пола в стиле барокко.

Тезка также занимается транзитом, фрагментацией, трансформацией. Форма кирпича — самая простая, прямая и функциональная, которую я мог придумать. Уложенная в землю брусчатка вытягивает сетку; они предполагают архитектоническую целостность. Но они только выглядят как тротуар .Как только на них наступают или на них попадает дождь, их форма теряет форму.

Все работы, в том числе Непостроенные , подчеркивают хрупкость арт-объекта, объекта, воспринимаемого в первую очередь через зрение, даже когда он предполагает физическую полезность. Столкнувшись с телом, силами природы и логистикой, объекты разрушаются — и именно тогда от архитектуры ожидается, что она выдержит, обеспечит стабильность и укрытие.

Непостроенный 10 – Резиденция Н. Маншера, Гардастрати 37, Рейкьявик – Архитектор: Эйнар Эрлендссон, 1929 – 1 , 2015.Цифровая хромогенная печать, 85 х 115 см.

Непостроенный 10 – Резиденция Н. Маншера, Гардастрети 37, Рейкьявик – Архитектор: Эйнар Эрлендссон, 1929 – 2 , 2015. Цифровая хромогенная печать, 85 x 115 см.

FR: Перевод я упомянул в начале разговора, и хочу упомянуть еще раз. Есть способ, которым перевод может быть названием того, что происходит во всех этих работах. Это также можно было бы назвать итерацией, генерацией, версией, миграцией; это можно было бы назвать трансдисциплинарностью или сотрудничеством.Но вы буквально двуязычный, бикультурный человек, и, как вы говорите, один из основных способов работы — это беспокойство; кажется, что он никогда не прибывает в одно место и не остается там. Можете ли вы рассказать о переводе как о практике, операции, способе понимания того, что вы делаете, что вы заставляете материалы делать, как вы используете пространство — и, в частности, используя мебель, дизайн интерьера и архитектуру? ?

KS: Латинское слово translatio означает переносить, и в контексте шоу в МГУ Броуд, особенно Однофамилец и Метаморфический , перевод является особенно острым описанием того, что я делаю.Я буквально переношу материалы из Исландии в Соединенные Штаты. Существует также перенос смысла, полезности и цели. Гипсовые предметы, которые начинались как копии мебели, постепенно становятся функциональной мебелью. Грязь принимает прямолинейную форму и выстраивает простой квадрат или пол, а затем возвращается к природным формам, которые слишком сложны для восприятия человеческим глазом и разумом. Это все переводы.

FR: Каково было сотрудничать, так сказать, с Метрополитеном, с городом Венеция, с Паффардом Китинг-Клэем, который в 1963 году спроектировал бруталистскую пристройку к кампусу SFAI в итальянском стиле, где Уолтер и МакБин Галереи размещены — или с Захой Хадид, которая спроектировала Широкий музей МГУ в 2012 году? Каждая из этих настроек имеет основополагающее значение для размещенных там работ.В то же время, как мы только что сказали, работы делаются не для того, чтобы быть «дома» в этих зданиях, в смысле привязки к этим местам. Можете ли вы рассказать о том, как буквальные архитектуры и институты, которые они представляют, влияют на ваши проекты или формируют их?

Брусчатка предполагает архитектурную целостность. Но они появляются только как тротуар. Как только на них наступают или на них попадает дождь, их форма теряет форму.

А как насчет архитекторов Непостроенных домов или исландского дизайнера мебельного гарнитура? Это тоже ваши соавторы, хотя и по-разному, учитывая, что дома не реализованы, а мебель (или, по крайней мере, ваша ее итерация) разрушена и трансформирована — то есть переведена.Что вы думаете о своем сотрудничестве с этими дизайнерами и о том, что они сделали?

KS: Ваш вопрос выдвигает на передний план тот факт, что во многих моих работах я беру в качестве темы рисунки других людей. Я читаю здания Хадид и Китинг-Клэй с точки зрения того, как они по-разному отдают дань уважения природе — или, скорее, как эти два архитектора смотрят на природу и интерпретируют ее в своих проектах и ​​строительных процессах. В МГУ Броуд я думаю о формах и объемах, и в меньшей степени о внешнем виде материала.Я думаю, вы можете увидеть в здании, что Заха Хадид была также художницей, вдохновленной природными формами, у которой был гений перевода живописной геометрии в построенную структуру. Формы здания позволяют легко забыть, что это здание, как и любое другое, опирается на гравитацию; дизайн предполагает подвеску, динамику, где кажется, что все летит над землей. Находясь в этом здании, я считаю, что это очень визуальный опыт, и я не думаю, что это данность в архитектуре.Иногда даже телесный и визуальный опыт противоречат друг другу. Можно любоваться рисунком в здании как элегантной абстракцией природного рельефа и в то же время испытывать физически ту же неуверенность, что и при навигации по природной пещере, где нужно «выучить» пространство, чтобы чувствовать себя в нем в безопасности. .

Метаморфический , 2017-н.в. Галереи Уолтера и Макбина, Художественный институт Сан-Франциско. [Грегори Гуд]

Метаморфический , с 2017 г. по настоящее время. Художественный музей Эли и Эдит Брод в Мичиганском государственном университете, 2019 г.[Eat Pomegranate Photography]

В галерее Китинг-Клэй в SFAI природные свойства бетона подвергаются гораздо меньшему воздействию; формы и объемы пространства кажутся намного менее «нарисованными». Здание Хадид говорит мне о том, как человеческий глаз (глаз Хадид) видит и рисует природу. Здание SFAI говорит мне, что материал имеет свою собственную природу. Я имею в виду именно наличие открытого литого бетона, где Китинг-Клей не заходит так далеко в маскировке материала и его природных свойств.Бетон Хадид, пусть и обнаженный, гораздо более утонченный, преображенный. И, как правило, в здании Хадид работает гораздо больше визуальных иллюзий, чем в здании Китинге Клея. Глядя на бетон Китинг-Клэя, вы никогда не забудете, что смотрите на бетон; его отлили, и он покрывается патиной времени, как и все, что происходит в художественной школе. Таким образом, это минималистично. Материальные и технические процессы, а также природные свойства материала не замаскированы.

Есть также разница в том, что сами объекты, выставленные на Броуде, менялись, ломались и чинились еще дважды после Сан-Франциско. И дизайн пола другой. При установке выставок бесполезно думать, что объекты и архитектура живут совершенно не связанными жизнями. Я стараюсь не конкурировать с пространством и не отдавать предпочтение своим скульптурам над пространствами, в которых они находятся, потому что, когда они вместе, они неизбежно вступают в диалог друг с другом, влияют друг на друга — и именно этот диалог приветствует посетителя.При этом искусство и архитектура зависят друг от друга и в качестве опыта становятся одним и тем же.

Метаморфический , 2017-н.в. Галереи Уолтера и Макбина, Художественный институт Сан-Франциско. [Грегори Гуд]

Метаморфический , с 2017 г. по настоящее время. Художественный музей Эли и Эдит Брод в Мичиганском государственном университете, 2019 г. [Фотография Eat Pomegranate]

Также важно признать, что напольные работы в Metamorphic созданы иностранными студентами соответствующих учебных заведений, SFAI и МГУ.Первоначальным поводом для создания Metamorphic было приглашение SFAI создать работу в сотрудничестве с иностранными студентами, и, поскольку SFAI — моя альма-матер, я выбрал то же задание, что и в первую неделю в 1988 году: описать комнату. Я сам выполнил задание, изготовив (или воспроизведя) мебель из комнаты в доме, в котором я вырос, а студенты предоставили рисунки и фотографии из своих домов за пределами США. Я объединил их в абстрактное составное произведение искусства, крупномасштабный вырез из коричневой крафт-бумаги, который крепится на полу и служит «ковром» под мебелью.В МГУ было то же самое. Однако эту работу можно понимать как новую комиссию каждый раз, когда она выставляется в сотрудничестве с иностранными студентами каждого соответствующего учебного заведения.

Когда объект и гравитация неожиданно взаимодействуют друг с другом, наши предлоги об этом объекте, о том, что он собой представляет и как он должен функционировать, ставятся под сомнение.

Затем идут проекты семи исландских архитекторов в Непостроенные и дизайнера мебели в Метаморфические . 5 В каждом случае я прослеживаю работу дизайнера, хотя в Непостроенном я использую квазиархитектурный процесс, создание масштабной модели, а Метаморфический больше подходит для археологии. Мой проект — это воссоздание пространства из прошлого через гипсовые копии его внутренней топографии, мебели и предметов. Это не рисование в будущее, как это принято в дизайне.

Благодаря экспериментальным процессам, которым подвергаются эти объекты, катаклизму и реконструкции, можно подумать и об их криминалистическом аспекте.Вы читаете историю через состав материала, через трещины, разрывы, дыры… и вторичные материалы, деревянные структурные опоры в Непостроенном и разноцветные наполнители в Метаморфические становятся частью самой работы.

FR: Трещины, в конце концов, являются результатом случайности, и в данном случае другое название того, что мы называем случайностью, — естественный процесс. Когда вы роняете дом Непостроенный , сделанный из гипса или бетона, и он разбивается, это потому, что гравитация взяла верх; когда вы берете деревянный предмет и поджигаете его, дерево и огонь реагируют друг на друга в соответствии со своими стихийными законами.Когда вы отправляете Metamorphic , вы можете сказать, что полагаетесь на логистическую компанию как на посредника, но это не их вина, что работа прерывается. (Это не потому, что его поместили в грузовик в неподходящей упаковке, как это было в случае с Large Glass [1915-23] Марселя Дюшана и его знаменитыми трещинами.) Это наиболее очевидно, опять же, с Тезка , где вы приглашаете реку и погоду поглотить архитектоническую форму. Не могли бы вы рассказать об этом сотрудничестве с органическими силами? Как этот интерес соотносится с тем, что мы говорили об искусстве и архитектуре, языке и рисовании как о системах?

Тезка , 2018.Брусчатка ручной работы из исландской глины; размеры переменные. Вид установки, Детройт-Верхний мост, Кливленд. [Field Studio]

KS: Я рад, что вы поднимаете этот вопрос, так как этот вопрос природных сил является таким важным контрапунктом, и не только дизайну и структурной форме этих работ — время и элементы также являются безжалостные контрапункты всей архитектуре. Руины переворачивают предполагаемую иерархию между природой и людьми. По словам Георга Зиммеля, «то, что было поднято духом, становится объектом тех же сил, которые образуют контур горы и берег реки. 6

Я всегда не решаюсь описать то, что я делаю, как деструктивное, потому что «деструктивное» — это качественный, основанный на ценностях термин, подразумевающий объективное, человеческое намерение. Мне нравится думать о своих процессах как о разработке программы для элементов. Настройка определенных параметров таким образом, что, когда объект и гравитация неожиданно взаимодействуют друг с другом, на самом деле все, что происходит, — это то, что наши предлоги об этом объекте, о том, что он собой представляет и как он должен функционировать, ставятся под сомнение. Я уверен, что многие архитекторы также могут подтвердить это.Возможно, архитектура как раз и состоит в том, чтобы разработать программу для элементов — с функциональной, целеустремленной целью. Моя «программа проектирования» приводит к тому, что ожидаемая функция и цель подвергаются сомнению, анализу и, в конечном счете, заново изобретаются.

9780312241278: Элементы архитектуры (Профиль архитектурного проектирования) – AbeBooks

Этот том посвящен творчеству влиятельного немецкого архитектора Роба Криера и щедро иллюстрирован рисунками и фотографиями.Включает эссе Криера «Критика современной архитектуры», которое позже было опубликовано в «Архитектурной композиции» Криера. Основные темы, затронутые в этом томе: Элементы I: Интерьеры; Элементы II: Фасады; и Элементы III: План земли и форма здания. Этот профиль архитектурного дизайна является специальной публикацией журнала Architectural Design.

«Синопсис» может принадлежать другому изданию этого названия.

Примечания к языку :

Текст: английский, немецкий (перевод)

“Об этом заголовке” может принадлежать другому изданию этого заглавия.

крутых и необычных элементов современной архитектуры интерьера

Иногда внутренняя архитектура может быть не менее интересной, чем внешняя. Однако элементы современной внутренней архитектуры призваны добавить функциональности дому или сохранить модную открытую планировку.Также они могут выглядеть достаточно декоративно и дизайнерски. Взгляните на это разнообразие элементов, которые делают дом особенным.

Стеклянные стены

Стеклянные стены все еще как-то освежают после многих лет, и поэтому вы должны воспользоваться ими. Простые в установке, стеклянные стены оставляют комнаты открытыми для остальной части планировки, делая пространство воздушным. Шторы могут помочь увеличить конфиденциальность, не ограничивая каждую комнату.

Стеклянные стены от Octopi Studio

Стеклянные перегородки могут быть даже проще в установке, но они привносят тот же элемент открытости пространству.

Стеклянные стены в рамах или без них выглядят современно и стильно. Они могут быть не так хороши, когда дело доходит до звукоизоляции, но вам это понадобится только для более приватных комнат.

Стеклянные перегородки с помощью Design Innova

В общественных зонах гостиной, столовой и кухни вы можете использовать стеклянные стены и перегородки, чтобы свет из всех окон сходился в основной зоне или чтобы комната выглядела просторной.

Тонированное стекло может придать помещению некоторый декор, но оно также может визуально его разделить.

Деревянные экраны

Экраны

, как и стеклянные перегородки, сейчас очень популярны, и не только в экстерьерной архитектуре. Если вам наскучили обычные стены, деревянные решетчатые экраны могут привнести в вашу жизнь больше динамики и стиля.

Реечные стены via Marie Claire Maison

Эти элементы современной внутренней архитектуры популярны не просто так. Они выглядят невероятно стильно и очень универсальны.

Взгляните на стену с потайной дверью наверху. Выглядит необычно и круто.Вертикальные планки стены хорошо сочетаются с диагональными элементами двери, и она выглядит просто свежо по сравнению со старыми добрыми оштукатуренными стенами.

Передвижная решетчатая дверь через Minimalissimo

Прелесть ширм в том, что их можно найти в самых разных состояниях. Вот раздвижная деревянная решетчатая дверь размером со стену. Он отделяет кухню от остальной части дома, но при этом позволяет увидеть контрастный черный дизайн.

Skyhaus от Aidlin Darling Design

Экран в значительной степени декоративный и не обязательно должен быть функциональным.Он может просто добавить привлекательный элемент дизайна в ваш интерьер.

Компания Aidlin Darling Design использовала один из них в своем проекте Skyhaus. Вещь простирается от пола до потолка двойной высоты и с выступающим скульптурным рельефом выглядит как красивый архитектурный элемент — ни больше, ни меньше.

Vivienda Ciudad de las Artes от Hernandez Arquitectos

Настенные планки могут быть более заметными, чем простые экраны. Тенденция сейчас состоит в том, чтобы строить стены из частей дерева или гипса, которые выглядят как экраны.

Приведенный выше пример — стильный способ внедрить экран в интерьер, чтобы он не выглядел хлипким и не мешал.

Лестничные скульптуры

Ничто так не украсит дом, как лестница. Современная идея заключается в том, чтобы сделать его функциональным, но использовать все непосредственное пространство для выражения уникальных идей.

Warriewood House от Ergo Architecture + Interiors

Здесь наша тема деревянных экранов продолжается впечатляющими реечными стенами двойной высоты, окружающими простую на вид лестницу.

Он не только обеспечивает безопасность, но и обеспечивает визуальную связь между всеми зонами, затронутыми наличием лестницы.

Sebah House от Pepe Gascón Arquitectura

Существует множество способов оформления лестницы, но, как оказалось, к ней также есть множество дополнений.

Лестничные перила из металлических стержней выглядят нетрадиционно, но не особо небезопасно. Они также смотрятся уместно напротив бетонной лестницы.

Современная лестница через Home Improvings

Стеклянные перила очень популярны в современной архитектуре, потому что они способствуют открытой планировке.Они также позволяют продемонстрировать дизайн лестницы.

Лестничное освещение может и не является частью архитектуры, но определенно украшает и подчеркивает ее дизайн.

Металлическая лестница от esse elle associati

Может показаться, что форма лестницы не имеет значения или что-либо, что можно было бы изменить, пока вы не увидите, как простая кривая может разрушить обыденность этого великолепного архитектурного элемента.

Дополнительные углы

Дополнительные углы могут показаться излишними, но они могут придать вашим комнатам невероятно уникальный вид.Они даже не должны быть частью существующей архитектуры.

Геометрический потолок от Assemble

Взгляните на геометрический деревянный потолок оригами от Assemble. Он преображает пространство как физически, так и визуально, но является всего лишь элементом декора интерьера.

Это идеальное решение для домов, которые уже планировались прямыми, как куб. Добавление такого элемента может придать вашей внутренней архитектуре изюминку.

Элементы современной внутренней архитектуры от Anmahian Winton Architects

Другим прекрасным примером этого «неархитектурного» интерьера является Joukowsky Institute от Anmahian Winton Architects.

Его внутренние деревянные стены раскрываются, изгибаются и поворачиваются, создавая необычный вид, наводя на мысль о совершенно уникальной внутренней архитектуре.

Элементы современной внутренней архитектуры от Mac-Interactive Architects

Иногда углы исходят из оригинальной архитектуры здания, и это тоже здорово. Вы действительно можете использовать эти особенности в своем дизайне интерьера. Именно за это многие предпочитают мансардные квартиры и всевозможные бывшие амбары и производственные постройки.

Внутренняя кривизна

Обычно вы не увидите изогнутых линий в корпусе, но это не значит, что это невозможно или нецелесообразно.Кривые не всегда могут быть эффективными, но иногда они могут даже помочь вам сэкономить место.

Уголок для сидения через The Decoralist

Изогнутые углы и потолки, конечно же, в первую очередь декоративные. И вам придется вкладывать деньги и усилия в их формирование.

Но разве они того не стоят? Только взгляните на впечатляющие арки потолка внизу или идеально подходящую форму сиденья в углу наверху.

Изогнутый потолок через Archiexpo

В изогнутых потолках есть что-то особенное.Арки имеют глубокую историю, но современные конструкции могут выглядеть еще более уникальными.

Если вы не любите сводчатые потолки, изогнутые дуги могут оказаться полезными для создания фокуса в комнате.

Резиденция LSD от Davidov Partners Architects

Изогнутые стены в наши дни более распространены. Это отличный способ избежать неудобных углов. В LSD Residence округлые стены являются результатом кривизны, огибающей душ.

Стенки для хранения

Поскольку функциональность все больше и больше преобладает над эстетикой, стенки для хранения становятся все большей частью внутренней архитектуры.

Casa Bosques от Original Vision

Даже такие декоративные полустены, как эта, отделяющие спальню от ванной комнаты, также служат решением для хранения.

Тем не менее,

Стены для хранения великолепны, потому что они могут помочь в создании скрытых комнат и укромных уголков, если большие открытые пространства вызывают у вас чувство агорафобии.

Дом Миллера в Берлине от Asdfg Architekten

Возьмем, к примеру, эту стену библиотеки. Его карманная дверь может продолжаться как белая стена, потому что нет рамки, указывающей на то, что это дверь.

Стенки для хранения отлично подходят для разделения больших пространств на организованные и аккуратные комнаты.

Настенная рама

Настенные рамы, кажется, являются последним трендом в интерьерной архитектуре. Хотя кажется, что у фреймов не так много функций, они могут творить чудеса в открытых макетах, разделяя и соединяя различные зоны друг с другом.

Дом 60-х от Plasterlina

В этом доме 60-х идея заключалась в том, чтобы просто создать обрамленное пространство для обеденной зоны, отдельное от кухонного острова.

В отличие от белой кухни, рама разделяет рабочую зону и зону отдыха, перекликаясь с остальным современным дизайном.

Элементы современной внутренней архитектуры от Ming Architects

Похожая идея была использована Ming Architects, которая вместо того, чтобы разделить всю ванную комнату, выбрала зеркала в рамах во всю стену, чтобы держать туалетный столик и раковины.

Они образуют две разные зоны – собственно баню и туалетный столик, где жильцы могут просто побаловать себя и привести себя в порядок.

Кухня в стиле лофт через Coolective

Кухонный полуостров — один из лучших современных элементов архитектуры интерьера, потому что он настолько универсален.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.