Дворовой фасад: ФАСАД – ЭТО …

Содержание

Жилой дом «Резиденция на Всеволожском» в Москве

Дом-фантазия на тему ар деко в переулках Остоженки.

расположение:

Москва, пер. Всеволожский, 5

фото:
Дмитрий Яговкин

проектирование:

2015-2017  

реализация:
2017-2020 

площадь участка:

0,2327 га  

общая площадь:
8490,9 м2  

этажность:
6+3 подземных 

количество квартир:
21

количество машиномест:
45

авторы проекта:
Мезонпроект

Александра Кузьмина, Илья Машков, Елена Григорова, Вячеслав Борисенко, Алексей Дундуков (ГИП), Наталия Кузьмина (интерьерные решения МОПов) 

На задание создать проект, «созвучный дорогим доходным домам», которыми застраивалась эта часть Москвы в начале прошлого века, архитекторы «Резиденции на Всеволожском» неожиданно выбрали редкий для города стиль ар деко. Впрочем, именно в этом стиле построена расположенная неподалеку, в начале Гоголевского бульвара, станция метро Кропоткинская. В любом случае, характерная геометрия стиля, его особое внимание к деталям и материалам проступили и в фасадных, и в интерьерных решениях нового дома.

Ситуационный план Находясь непосредственно перед домом, охватить его взглядом целиком невозможно. Виды раскрываются на некотором расстоянии с разных сторон переулка, под острым углом к главному фасаду Уличный фасад «Резиденции» Архитекторы «Резиденции на Всеволжском» выбрали редкий для города стиль ар деко

Всеволожский переулок, где расположен новый жилой дом, представляет собой узкий проезд между домами, характерный для исторического центра Москвы. Находясь непосредственно перед домом, охватить его взглядом целиком невозможно. Виды раскрываются на некотором расстоянии с разных сторон переулка, под острым углом к главному фасаду.

Планировка 2го этажа Разрез дома Дворовой фасад дома

«Резиденция на Всеволожском» — современный дом со сложной пластикой главного и дворового фасадов. Со стороны переулка в пластическую игру вступают эркеры и парадный входной портал, объем дворового фасада задают два заметно выступающих, симметрично расположенных витражных лестничных блока.

В отделке использован натуральный известняк, окрашенные в цвет бронзы панели из стеклофибробетона и металлические декоративные ограждения.

В доме шесть этажей и две секции. В жилую часть, расположенную со второго по шестой этажи, можно попасть через парадный вход и двусветный вестибюль первого этажа. Кроме того, через вестибюль есть сквозной проход во внутренний двор. Первый этаж отдан под коммерческие помещения с собственными входами.

В качестве основного декоративного элемента использована резьба по камню – плиты из известняка украшают характерные геометрические мотивы ар деко

В отделке применен натуральный известняк, окрашенные в цвет бронзы панели из стеклофибробетона и металлические декоративные ограждения. В качестве основного декоративного элемента использована резьба по камню — плиты из известняка украшают характерные геометрические мотивы ар деко, им же вторят изящные орнаменты металлических французских балконов.

Дом на Большой Русиновской ждет новых хозяев

Реставрация красивого двухэтажного дома с барочными наличниками в центре Иркутска на улице Байкальской, 27а (ранее Большой Русиновской), близится к завершению, и все его загадки уже разгаданы. Однако когда архитекторы только приступили к работе, они были немало озадачены стилистическим несоответствием его главного и дворового фасадов.

– Любое здание имеет свою глубинную историю, почти каждое хранит какие-то тайны, порой оказывается не таким, каким кажется с первого взгляда, – рассказал руководитель архитектурно-реставрационной мастерской «АРМ-10», главный архитектор проекта Алексей Поликарпочкин. – Исторически почти всегда деревянные здания не уничтожались, не сносились, а развивались во времени. Таких примеров очень много в Иркутске. И этот дом не стал исключением. Когда мы начали работать на объекте, то предполагали, что он достаточно простой и понятный. Но нас заинтересовало, почему он с главного фасада оформлен как барочный – с развитыми наличниками с глубокой резьбой на акротериях, с калеванной обшивкой, галереей, и срублен в лапу, а со двора классический – с характерными наличниками, прямыми сандриками, высокими лобанями, крыльцом на выкружках с фронтоном, сруб открытый и выполнен рубкой с остатком. То есть, по сути, перед нами было некое стилистическое несоответствие.

Натурные исследования и работа в архивах подтвердили первоначальную гипотезу – особняк строился в два этапа с перерывом почти в 30 лет. Его первый хозяин – зауряд хорунжего Василий Николаевич Суворов возводил деревянный дом на подклете в три окна Г-образной формы предположительно с 1860 по 1870-й год. В январе 1895 года его внук Михаил Васильевич Суворов утвердил в Городской Управе проект нового пристроя к существующему дому с подклетом. Однако осуществлен он был с некоторыми изменениями. Прямоугольные оконные проемы на главном фасаде были переделаны в лучковые и оформлены барочными наличниками на первом этаже, а окна подклетного этажа оформлены рамочными наличниками с филенчатыми ставнями. Дворовой северный прируб к новому объему также был возведен не по проекту.

– Семья росла, и требовались дополнительные помещения, поэтому хозяин при помощи мощных прибивных брусьев пристроил со стороны торцевого фасада объем практически равный или даже чуть больший, чем первоначальный сруб, – рассказала архитектор проекта Лидия Захарова. – Он полностью обшивает пристрой, скрывая его конструкции со стороны главного фасада, и украшает барочными наличниками по моде того времени, старые классические перевешивает на дворовой фасад, а к крыльцу на выкружках пристраивает каркасную галерею. Кстати, по нормам конца XIX века, дом нужно было ставить на песчаниковый фундамент. Но так как дело было зимой, владелец написал заявление с обоснованием того, что в данное время года сделать это невозможно, и с просьбой временно возвести пристрой на столбчатом фундаменте. Он также пообещал с наступлением лета построить брандмауэр. С течением времени про это обещание все забыли, а хозяин так ничего и не сделал.

Житейская хитрость владельца, впрочем, не пошла на пользу его дому, нижние венцы которого сильно пострадали от гнили. Разрушительную работу времени довершил вспыхнувший уже в наши дни пожар, из-за которого дом пришлось возводить практически полностью в новоделе. Однако подробнейшие обмерные чертежи и другие научные исследования позволили воссоздать этот колоритный особняк именно таким, каким он был в конце XIX века. Пожалуй, за исключением фундамента, который, по современным требованиям, сделали железобетонным.

Кстати, в генплане Иркутска 1895 года в границах участка, принадлежавшего Михаилу Суворову, также было два флигеля. Один – на углу в 1909 году занимала бакалейная лавка Агриппины Васильевны Бересневой, в котором она же снимала квартиру, другой в 1906–1909 годах – слесарная мастерская Вольфа Исаевича Мальзовского. И это неудивительно, ведь близлежащая к кварталу территория формировалась как один из главных торговых центров города. И это не могло не наложить отпечаток на хозяйственную деятельность живущих здесь людей и функциональное использование построек. Наиболее зримо это проявилось в конце ХIХ – начале ХХ веков. Однако в середине ХIХ века, когда семья Суворовых приобрела этот участок, квартал с нашей усадьбой был окраинной территорией Иркутска, которая характеризовалась меньшей состоятельностью владельцев и плотностью застройки, а также более скромным обликом жилых и хозяйственных построек. Поэтому можно сказать, что первый владелец участка сделал выгодное вложение средств. В советское время постройки усадьбы использовались также для жилья и торговли. В наши дни дом находится в центральной торговой зоне города и вполне может стать магазином, мини-гостиницей, кафе или офисом для своих будущих хозяев.

– На сегодняшний день объект культурного наследия регионального значения находится в собственности Агентства развития памятников Иркутска, – рассказал начальник отдела государственной охраны памятников архитектуры и оформления охранных обязательств Службы по охране культурного наследия Иркутской области Виталий Соколов. – Дом ждет инвестора, который с легкостью приспособит его под свои нужды.

Тем более что бойкое место его расположения позволит достаточно быстро оправдать вложенные в него средства.

Памятники истории и культуры Псковской области

Internal error org.springframework.beans.TypeMismatchException: Failed to convert value of type 'java.lang.String' to required type 'java.lang.Long'; nested exception is org.springframework.core.convert.ConversionFailedException: Unable to convert value "104387267?lc=ru" from type 'java.lang.String' to type 'java.lang.Long'; nested exception is java.lang.NumberFormatException: For input string: "104387267?lc=ru" at org.springframework.beans.SimpleTypeConverter.convertIfNecessary(SimpleTypeConverter.java:55) at org.springframework.validation.DataBinder.convertIfNecessary(DataBinder.java:534) at org.springframework.web.bind.annotation.support.HandlerMethodInvoker.resolvePathVariable(HandlerMethodInvoker.java:705) at org.springframework.web.bind.annotation.support.HandlerMethodInvoker.resolveHandlerArguments(HandlerMethodInvoker.java:352) at org.springframework.web.bind.annotation.support.HandlerMethodInvoker.invokeHandlerMethod(HandlerMethodInvoker.java:171) at org.springframework.web.servlet.mvc.annotation.AnnotationMethodHandlerAdapter.invokeHandlerMethod(AnnotationMethodHandlerAdapter.java:426) at org.springframework.web.servlet.mvc.annotation.AnnotationMethodHandlerAdapter.handle(AnnotationMethodHandlerAdapter.java:414) at org.springframework.web.servlet.DispatcherServlet.doDispatch(DispatcherServlet.java:790) at org.springframework.web.servlet.DispatcherServlet.doService(DispatcherServlet.java:719) at org.springframework.web.servlet.FrameworkServlet.processRequest(FrameworkServlet.java:644) at org.springframework.web.servlet.FrameworkServlet.doGet(FrameworkServlet.java:549) at javax.servlet.http.HttpServlet.service(HttpServlet.java:617) at javax.servlet.http.HttpServlet.service(HttpServlet.java:717) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:290) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:206) at org.springframework.web.filter.HiddenHttpMethodFilter.doFilterInternal(HiddenHttpMethodFilter.java:77) at org.springframework.web.filter.OncePerRequestFilter.doFilter(OncePerRequestFilter.java:76) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:235) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:206) at com.altsoft.kaisa_internet.kaisa_internet_core.util.GZIPFilter.doFilter(GZIPFilter.java:40) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:235) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:206) at com.altsoft.kaisa_internet.kaisa_internet_core.util.RequestFilter.doFilter(RequestFilter.java:28) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.internalDoFilter(ApplicationFilterChain.java:235) at org.apache.catalina.core.ApplicationFilterChain.doFilter(ApplicationFilterChain.java:206) at org.apache.catalina.core.StandardWrapperValve.invoke(StandardWrapperValve.java:233) at org.apache.catalina.core.StandardContextValve.invoke(StandardContextValve.java:191) at org.apache.catalina.core.StandardHostValve.invoke(StandardHostValve.java:127) at org.apache.catalina.valves.ErrorReportValve.invoke(ErrorReportValve.java:102) at org.apache.catalina.core.StandardEngineValve.invoke(StandardEngineValve.java:109) at org.apache.catalina.connector.CoyoteAdapter.service(CoyoteAdapter.java:293) at org.apache.coyote.ajp.AjpAprProcessor.process(AjpAprProcessor.java:448) at org.apache.coyote.ajp.AjpAprProtocol$AjpConnectionHandler.process(AjpAprProtocol.java:399) at org.apache.tomcat.util.net.AprEndpoint$Worker.run(AprEndpoint.java:1675) at java.lang.Thread.run(Thread.java:724) Caused by: org.springframework.core.convert.ConversionFailedException: Unable to convert value "104387267?lc=ru" from type 'java.lang.String' to type 'java.lang.Long'; nested exception is java.lang.NumberFormatException: For input string: "104387267?lc=ru" at org.springframework.core.convert.support.ConversionUtils.invokeConverter(ConversionUtils.java:42) at org.springframework.core.convert.support.GenericConversionService.convert(GenericConversionService.java:184) at org.springframework.beans.TypeConverterDelegate.convertIfNecessary(TypeConverterDelegate.java:141) at org.springframework.beans.TypeConverterDelegate.convertIfNecessary(TypeConverterDelegate.java:93) at org.springframework.beans.SimpleTypeConverter.convertIfNecessary(SimpleTypeConverter.java:49) ... 34 more Caused by: java.lang.NumberFormatException: For input string: "104387267?lc=ru" at java.lang.NumberFormatException.forInputString(NumberFormatException.java:65) at java.lang.Long.parseLong(Long.java:441) at java.lang.Long.valueOf(Long.java:540) at org.springframework.util.NumberUtils.parseNumber(NumberUtils.java:158) at org.springframework.core.convert.support.StringToNumberConverterFactory$StringToNumber.convert(StringToNumberConverterFactory.java:59) at org.springframework.core.convert.support.StringToNumberConverterFactory$StringToNumber.convert(StringToNumberConverterFactory.java:1) at org.springframework.core.convert.support.GenericConversionService$ConverterFactoryAdapter.convert(GenericConversionService.java:528) at org.springframework.core.convert.support.ConversionUtils.invokeConverter(ConversionUtils.java:36) ... 38 more Cookies:

Реставрация фасадов учебных корпусов 2«Г», 2«Е»

Текущее состояние зданий

Оба корпуса первоначально предполагались четырехэтажными, однако впоследствии были дополнены еще двумя этажами. Комплекс зданий имеет сложную конфигурацию плана с большим выступом со стороны двора. Здания получили единое архитектурное оформление фасадов в стиле конструктивизма. В настоящее время первоначальный облик – неоштукатуренные кирпичные стены с горизонтальными рядами больших окон и вертикальными витражами лестничных пространств – сохранили только дворовые фасады. Уличные фасады были оформлены заново в 1950-х годах. При этом они были оштукатурены с применением декоративных элементов, характерных для классической архитектуры: рустованной штукатурки с более крупными членениями в уровне цокольного и первого этажей, пилястр на высоту следующих четырех этажей, а также междуэтажных карнизов и венчающих карнизов с  декоративными кронштейнами.

Блок лестницы выделен ризалитом (часть здания, выступающая за основную линию фасада и идущая во всю высоту здания) с вертикальным витражом, несколько уменьшенным при реконструкции фасадов. Главный вход подчеркивается профилированным порталом с двумя кронштейнами. Дверные блоки в целом сохранились. Оконные проемы двух нижних этажей изменены в 1950-х годах, остальные сохранили первоначальные габариты.

Методика проведения реставрационных работ по фасадам и интерьерам

При проведении комплекса ремонтно-реставрационных работ предусматривается полная реставрация фасадов, которая включает в себя:

  • восстановление штукатурного цоколя;
  • восстановление гладкой штукатурки стен фасадов;
  • восстановление рустованной штукатурки стен фасадов;
  • восстановление штукатурных профилированных деталей;
  • восстановление гладкой кирпичной клади стены восточного фасада;
  • реставрацию и восстановление утраченных элементов лепного декора;
  • восстановление столярных заполнений дверных и оконных проемов по образцам сохранившихся оконных и дверных блоков.

Апрель

№ п/п Адрес Выполненные работы Фотоотчет
1 пр.Космонавтов д.20 корп.2 Помывка фасада
2 ул.Ленсовета д.89 Помывка фасада
3  ул. Орджоникидзе д.7 Помывка фасада
4 Московский пр. д.14, корп.3 Ручная уборка придомовой территории
5 ул.Авиационная д.11 Замена входных дверей
6 Витебский пр.д.19 Замена входных дверей
7 ул.Киевская д.16 Замена входных дверей
8 пр.Космонавтов д.28 Замена входных дверей
9 Московский пр. д.64 Помывка фасада
10 Московский пр. д.78 Помывка фасада
11 Московский пр. д.62 Помывка фасада
12 Московский пр. д.66 Помывка фасада
13 Дунайский пр.д.24 Помывка фасада
14 Киевская ул. д.24 Помывка фасада
15 Московский пр. д.74, лит.Ж Помывка фасада
16 пр. Космонавтов д.30 к.4 Помывка фасада
17 ул.Авиационная д.17 Помывка фасада
18 Витебский пр.д.32, корп.2 Помывка фасада
19 ул.Заозёрная д.6 Помывка фасада
20 ул.Звёздная д.4 Помывка фасада
21 ул.Ленсовета д.70 Помывка фасада
22 ул.Ленсовета д.75 Помывка фасада
23 Московское шоссе д.14, корп.1 Помывка фасада
24 Московское шоссе д.16, корп.1 Помывка фасада
25 наб.Обводного канала д.86 Помывка фасада
26 наб.Обводного канала д.90 Помывка фасада
27 Витебский пр. д.31 Ручная уборка придомовой территории
28 ул. Ленсовета д.71 Ручная уборка придомовой территории
29 ул.Авиационная д.32 Промывка дворовой территории и фасада
30 ул.Авиационная д.36 Промывка дворовой территории и фасада
31 ул.Авиационная д.26 Промывка дворовой территории и фасада
32 ул.Авиационная д.40 Промывка дворовой территории и фасад
33 ул.Бассейная д.26 Промывка дворовой территории и фасада
34 ул.Бассейная д.75 Промывка дворовой территории и фасада
35 ул.Ленсовета д.20 Промывка дворовой территории и фасада
36 ул.Ленсовета д.16 Промывка дворовой территории и фасада
37 ул.Орджоникидзе д.27 Промывка дворовой территории и фасада
38 ул.Типанова д.5 Промывка дворовой территории и фасада
39  ул.Типанова д.15 Промывка дворовой территории и фасада
40 ул.Типанова д.9 Промывка дворовой территории и фасада
41 ул. Типанова д.3 Промывка дворовой территории и фасада

За скромным фасадом открывается вид на дом Courtyard, демонстрирующий сдержанный дизайнерский ответ, смешанный с роскошными материалами и практичными деталями - CAANdesign

Архитекторы: Robson Rak Architects
Местоположение: Мельбурн, Австралия
Год: 2015
Площадь (территория): 7,427 кв. Футов / 690 м²
Фото любезно предоставлено: Шеннон МакГрат
Описание:

«За скромным фасадом открывается вид на дом Courtyard, демонстрирующий сдержанный дизайнерский ответ, смешанный с роскошными материалами и практичными деталями.Существующее здание было изменено и расширено, а дизайн интерьера отвечал любви наших клиентов к японской архитектуре и ритуалам.

Площадь участка составляет 7,5 м (24,6 фута) на 46 м (151 фут) с минимальным присутствием на улице, зажатым между двумя большими двухэтажными жилыми домами. Нашим дизайнерским ответом было создание двух больших дворовых пространств, которые принесли свет и зелень во все жилые помещения и создали гораздо большее внутреннее пространство, которое продолжает удивлять при движении по дому.В записке предусматривалась полная модернизация и переоборудование дома 80-х годов. Заказчик пожелал сдержанной палитры материалов и прочной связи с природой.

К дому были добавлены современные удобства, такие как лифт, подвал и кладовая дворецких, а также мебель и аксессуары, которые должны были привести здание в соответствие с желаемыми современными стандартами. Линейность достигается такими методами, как встроенные сидения и столярные изделия, созданные для того, чтобы не прерывать этот поток лишней мебелью.Каждая комната имеет прочную связь с природой; даже в подвале, который мы создали с кожаными сиденьями для банкетов, есть низкое окно, выходящее во двор, а также ограничивает попадание вина на солнце.

В качестве неотъемлемого аспекта нашего дизайнерского решения мы тесно сотрудничали с ландшафтным дизайнером (Эд Пёрси) над внешними пространствами, чтобы создать желаемый результат размышлений и расслабления. Дом открывается наружу и охватывает элементы, в результате чего создается ощущение гораздо большего пространства.

Дизайн интерьера содержит множество скрытых и встроенных элементов, которые позволяют легко и без суеты проводить ритуалы жизни. Например, у входа длинный столярный блок консольно переходит в скамейку, которая выполняет функцию сиденья. Когда кто-то входит в дом, он может сесть на это сиденье, снять обувь и положить ее в ящики столярного шкафа, как на современной полке гетабако.

Замечательный аспект этого здания заключается в том, что в нем можно существовать и чувствовать себя совершенно отстраненным от шума и стресса повседневной жизни, которая находится у их порога.Это здание, чтобы испытать жизнь и укрыться от жизни. Постоянная связь с природой преобладает даже в местах, от которых этого меньше всего ожидать. Например, можно удобно сидеть в тускло освещенном подвале и при этом иметь вид на внутренний двор ».

Спасибо, что прочитали эту статью!

Извилистый кирпичный фасад перед новаторским домом во внутреннем дворе недалеко от Чикаго

В пригороде Чикаго, полном традиционных остроконечных крыш, калифорнийская архитектурная фирма Brooks + Scarpa разместила современное жилище, которое придает скульптурный вид скромному строительному материалу, из которого не видно ничего, - кирпичу Chicago «Common».Исторически считавшийся непривлекательным и подходящим только для невидимых мест, таких как дымоходы, «Common» кирпичу в Чикаго вновь уделяется внимание в недавно построенном доме во внутреннем дворе, получившем название Thayer Brick House. Мало того, что в современном доме используется кирпич почти для всего фасада, он также привлекает внимание к местным ресурсам благодаря скульптурному фасаду, выходящему на улицу, который сделан из извилистых колонн из сложенного кирпича.

Читать ниже

Наши избранные видео

Изготовленный из местной мичиганской глины, Чикагский «Обычный» кирпич долгое время считался нежелательным и дешевым из-за его вариаций и неровностей.Вместо классического красного цвета прозаичный материал приобретает более желтый оттенок и традиционно используется для скрытых от улицы участков, таких как боковые и задние стены, дымоходы и структурная опора за фасадами. Делая чикагский «Common» кирпич очень заметным в кирпичном доме Thayer Brick House, Brooks + Scarpa отмечает использование местного материала и предлагает прохожим пересмотреть неожиданные варианты использования повседневных материалов и концепций.

По теме: Горное убежище в Испании оживает с помощью кирпичной кладки

Спасибо!

Следите за нашим еженедельным информационным бюллетенем.

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Получайте последние мировые новости и проекты, создающие лучшее будущее.

ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

«Используя знакомое в незнакомом месте и применении, материал становится одновременно и старым, и новым», - заявили в компании. «Это заставляет осознать не только здание, но и наше чувство места. Есть ощущение открытия, чего-то спонтанного и неожиданного. Объект важен, но это опыт, который оказывает глубокое влияние и оставляет нечто, что длится далеко за пределами простого физического и визуального существования здания.Это дает нам возможность не только узнать о дизайне, но и о себе, о нашей коллективной культуре и о нашем месте в обществе ».

Использование кирпича Chicago «Common» помогает контекстуализировать здание и придает зданию неожиданный вид. Фасад, выходящий на улицу, состоит из кирпичных колонн, повернутых в разной степени, чтобы внутренний двор выглядел открытым или закрытым в зависимости от того, где стоит зритель. Прохожие могут полностью увидеть эффект фасада, который имеет муароподобный узор, который, кажется, движется, когда человек проходит мимо него.Скульптурный фасад также имеет дополнительное преимущество в виде уменьшения бликов и обеспечения конфиденциальности полностью застекленному внутреннему объему.

+ Брукс + Скарпа

Фотография Марти Питерс и Брукс + Скарпа

Дом с парящим фасадом, стеклянными стенами и внутренним двором

Этот крутой японский дом, получивший название Green Edge, был назван буквально в честь садового ряда, который добавляет естественный элемент в этот городской план дома. Японская архитектурная фирма mA-style Architects преследовала несколько основных целей для этого дома, расположенного в Фудзиде, - объединить свет и воздух при сохранении конфиденциальности.В окружении плотного города, дом принимает форму плавающего прочного фасада, окружающего стеклянные стены и внутренний двор, что соответствует как целям природы, так и уединению. Простой внешний вид уступает место минималистским интерьерам, которые столь же круты, как и спокойны. Проверить это.

Нам нравится абсолютный минимализм этого дизайна дома, от его простой прямоугольной формы до чистой белой палитры и полного отсутствия деталей - по крайней мере, так кажется!

Дом представляет собой большой массивный массив, отделяющий его от улицы и соседей.Белая стена не доходит до земли, оставляя полосу стекла, открывающую частные интерьеры внешнему миру. Без ущерба для конфиденциальности эта открытая полоса стекла также наполняет интерьер естественным светом.

Между этим непоколебимым экстерьером и стеклянной стеной, окружающей интерьер, дом окружает сад камней, создавая «зеленый край», в честь которого назван этот дом.

Этот небольшой частный сад - не типичный «внутренний двор» в том смысле, что, хотя технически он находится внутри дома, он буквально его окружает.

За белой оболочкой стеклянные стены от пола до потолка по-прежнему создают атмосферу на открытом воздухе.

Внутри сочетание стекла, зелени и белого создает совершенно безмятежную обстановку - необычная находка в шумном городе.

Минималистский интерьер перекликается с простой формой экстерьера, от чистой белой палитры до простоты в деталях, а также с землистостью на первом этаже (например, пол из натурального дерева).

Кухня небольшая и эффективная, в ней есть все необходимое, и все необходимое всегда под рукой - и скрыто из виду, когда им не пользуются.Всему свое место, и все на своих местах…

И куда бы вы ни посмотрели, у вас всегда есть вид на сад - ваш личный уголок природы на каждом шагу.

Поскольку дом окружен природой, виды постоянно меняются и всегда соблазнительны.

Ванная комната находится за пределами основных жилых помещений, поэтому жильцам и гостям приходится идти через сад, чтобы ею воспользоваться.

При правильном освещении - или при его отсутствии - дом кажется исчезающим на фоне ночного неба, оставляя лишь светящуюся полосу света на земле.

Вот как устроен дом.

С высоты птичьего полета.
mA-style Architects
, фото предоставлено: Макото Ясуда, Nacasa & Partners

Leaf House имеет глухой металлический фасад, скрывающий засаженный деревьями внутренний двор.

Apollo Architects & Associates спроектировала строгий металлический фасад этого компактного дома, чтобы замаскировать центральный внутренний двор, покрытый деревянными стропилами.

Leaf House расположен в тихом жилом районе Токио, где его владельцы также владеют стоматологической клиникой.

Его название связано с визуальным сходством стропил крыши с прожилками листа.

Задуманный Apollo Architects & Associates как «промежуточная зона между внутренним и внешним миром», дом устроен так, что все его комнаты обращены внутрь, в центральный сад, засаженный одним деревом.

Внешний вид дома почти полностью пустой, за исключением двух стеклянных поверхностей - одного полузеркального и одного матового.

Из этих окон можно увидеть дерево внутри и несколько небольших окон высокого уровня в задней части здания.

«Невозможно представить внутреннее жилое пространство на основе темно-серой внешней стены из оцинкованной стали или закрытого фасада из полузеркального стекла», - заявили в студии.

«Перемещаясь внутрь, человек начинает осознавать комфортный контраст, обеспечиваемый обширным пространством, залитым естественным светом».

Вход в Leaf House, вырезанный в фасаде, образует пространство, перекрываемое верхним этажом, ведет в L-образный коридор.

Этот коридор проходит рядом с детской спальней и ведет к большой главной спальне в задней части дома.

Остекление с раздвижными дверями окружает двор на этом уровне, обеспечивая свет и доступ свежего воздуха для всех спален.

Первый этаж полностью занят большой гостиной, кухней и столовой, которые охватывают двор.

Этот уровень освещен световым люком, закрывающим половину крыши, позволяя свету проникать через щели между деревянными стропилами.

Apollo Architects & Associates скрывает внутренний двор за металлическим фасадом Cover House

«Глядя на потолок, можно увидеть, что открытые стропила - самая заметная особенность этого дома - переходят изнутри в экстерьер, где они превращаются в беседку», - заявили в студии.

Полы из темного дерева, серая отделка стен и верхнее освещение, освещающее стропила, создают в Leaf House теплые и интимные пространства.

«Небо обрамлено полосатым узором, напоминающим прожилки листа, пересекающего дом внутри и снаружи по простой остроконечной линии крыши», - продолжает студия.

«Пространство наполнено ощущением глубины благодаря игре света и тени, проецируемой в комнату».

Токийская компания Apollo Architects & Associates была основана Сатоши Куросаки в 2000 году и ранее завершила строительство еще одного дома в Токио с закрытым черным фасадом, открывающимся изнутри во двор, засаженный деревьями.

Такой подход, заключающийся в закрытом экстерьере и внутреннем дворе, также использовался практикой Arbol в Осаке, которая спроектировала деревянный дом в Акаси, обращенный внутрь во дворы для выращивания пищи и сушки одежды.

Достопримечательности в здании McKim

История здания McKim

Построенное между 1888 и 1895 годами здание McKim в Центральной библиотеке на Копли-сквер является шедевром его архитектора и тезки Чарльза Фоллена Маккима из фирмы McKim, Mead & White.МакКим, наряду с BPL Trustees, наладил партнерские отношения с некоторыми из величайших мастеров, художников и скульпторов 19 -го века, чтобы украсить здание, которое вдохновляло и возвышало его покровителей. Посмотрите фотографии строительства здания McKim Building.

Здание МакКима подверглось капитальной реставрации в 1990-х и начале 2000-х годов под руководством Шепли Булфинча. Многоэтапный проект восстановил почти 85% здания и включал этап планирования для участков третьего этажа здания, которые еще не были обработаны.Узнайте больше об этапах проекта.

Достопримечательности:

Внешний вид | Вестибюль | Вестибюль | Большая лестница | Галерея Пюви де Шаванн | Бейтс-холл | Комната аббатства | Галерея Сарджента | Двор

Внешний вид

При проектировании фасада здания Чарльз Фоллен МакКим сослался на пропорции другой известной библиотеки - Библиотеки Сент-Женевьев (1850 г.) в Париже.

Макким адаптировал свой внешний вид к Бостонской публичной библиотеке, включив в него элементы, отдающие дань уважения городу и учреждению.Карниз из оксидированной меди с чередующимися морскими ракушками и дельфинами украшает линию крыши, отсылая к морской истории города. Скульптор Доминго Мора создал 33 медальона между оконными арками, представляя собой эмблемы книготорговцев и полиграфистов. Три скульптурные печати Августа Сен-Годенса, представляющие Содружество Массачусетса, библиотеку и город Бостон, украшают центр фасада Дартмут-стрит. Под ними Сен-Годенс и Мора вырезали голову Минервы, богини мудрости, над ключевым девизом библиотеки: БЕСПЛАТНО ДЛЯ ВСЕХ.

Две аллегорические статуи Белы Пратт были установлены в 1912 году и обрамляют вход в библиотеку, представляя Science (держит глобус) и Art (держит палитру и кисть).

Вестибюль

Вестибюль - это первое пространство, с которым посетители сталкиваются при входе в здание Маккима через тройку дверных проемов на Копли-сквер. Стены из розового мрамора Ноксвилля добавляют тепла этому входу. Три пары бронзовых дверей, вырезанных в виде барельефа Дэниэлом Честером Френчем, несут аллегорические фигуры Music , Poetry , Knowledge , Wisdom , Truth и Romance , выходящие в здание. лобби.

В южном конце вестибюля стоит скульптура Фредерика МакМонни, изображающая сэра Генри Вейна, шестого губернатора колонии Массачусетского залива.

Вестибюль

Вестибюль McKim, от мраморного пола Джорджии, инкрустированного латунными узорами, до трех проходов со сводчатыми потолками, продолжает грандиозное шествие в самое сердце здания. На потолках, облицованных мозаикой итальянскими мастерами-иммигрантами, живущими в Норт-Энде Бостона, изображены римские мотивы и имена тридцати известных государственных деятелей Массачусетса.

Мозаичные потолки, облицованные сводом, выполнены Рафаэлем Гуаставино, испанским строителем, который специализировался на керамических сводчатых потолках в средиземноморском стиле, которые были легкими, огнестойкими, самонесущими и прочными. Сотрудничество Гуаставино с Чарльзом Фолленом Маккимом на нескольких потолках в Центральной библиотеке стало его первой крупной американской комиссией, отправной точкой для компании, которая продолжит строительство хранилищ в более чем 600 зданиях по всей стране.

Ознакомьтесь с инициативой выставки, координируемой отделом архитектуры Массачусетского технологического института и организованной Бостонской публичной библиотекой, посвященной работе Гуаставино.

Парадная лестница

Лестница, ведущая из вестибюля на второй этаж здания, приглашает посетителей подняться по серым ступеням Echaillon цвета слоновой кости, которые покрыты обнаруживаемыми окаменелостями. Лестничный холл выполнен из желтого сиенского мрамора; Макким рассмотрел примерно в десять раз больше мрамора, необходимого для строительства лестницы, чтобы выбрать элементы с идеальным рисунком пестроты.

Одной из самых ярких особенностей главной лестницы является пара львов, увековечивающая память двух пехотинцев-добровольцев из Массачусетса во время Гражданской войны: Второй и Двадцатой.Выжившие члены полков профинансировали скульптуры Луи Сен-Годенса, который в условиях нехватки времени доставил мраморные фигуры, прежде чем он смог их отполировать. Несмотря на желание Маккима и попечителей библиотеки закончить мемориалы по прибытии, львы остаются неотшлифованными по просьбе выживших из полка, которые думали, что эффект от сырого резного мрамора был идеальным. С момента открытия здания в 1895 году посетители на удачу потирали львиные хвосты, обнажая оттенки желтого сиенского мрамора.

Галерея Пюви де Шаванн,

Французский художник Пьер Пюви де Шаванн считался одним из величайших художников-монументалистов 19, -го, века. Его комиссия в Бостонской публичной библиотеке представляет собой его единственную фреску за пределами Франции. Пувис, который никогда не видел, чтобы работа была установлена, нарисовал свои библиотечные панели на бельгийском полотне в Париже и отправил их в Бостон для установки в 1895-96 годах, используя технику маруфляжа, привязав холсты к их гипсовым нишам пастой из свинцового белила и льняного масла. .Благодаря своей гармоничной палитре, которую художник выбрал из образца сиенского мрамора лестницы, картины органично вписываются в их архитектурное окружение.

По периметру главной лестницы находятся восемь панелей, представляющих дисциплины, которыми можно заниматься в библиотеке. Слева направо, обращенные к центральным окнам в центральный двор, находятся Философия , Астрономия , История , Химия , Физика , Пасторальная поэзия , Драматическая поэзия и Эпическая поэзия .На длинной панели, обрамляющей вход в Бейтс-холл, изображено «Музы вдохновения, приветствующие дух света». Просмотреть изображения фресок Puvis.

В 2016 году были предприняты серьезные усилия по консервации панели Philosophy после ослабления ее гипсовой опоры. Узнайте больше о новаторском проекте.

Прочтите обзор фресок с фасадами, изображения панно художника, а также описания и обзор истории проекта.

Бейтс-холл,

Главный читальный зал Центральной библиотеки был назван в честь первого крупного благотворителя учреждения Джошуа Бейтса. Бейтс, выросший без публичной библиотеки, признал важность учреждения и предложил профинансировать покупку книг для библиотеки после ее основания в 1852 году. Его условия пожертвования заключались в том, что новая библиотека должна быть «украшением города». »Предоставлять место как минимум для 150 посетителей и быть« свободным для всех ».

Бейтс-холл охватывает всю длину Дартмут-стрит от здания Маккима и поддерживает впечатляющий потолок цилиндрического свода высотой 50 футов.Книжные шкафы и столы из английского дуба в холле использовались почти каждый день с момента открытия здания в 1895 году.

Комната аббатства

Названный в честь художника, украсившего его стены циклом фресок, Аббатская комната раньше служила залом доставки книг, где посетители библиотеки ожидали заказанные книги на стойке в Бейтс-холле.

Будучи известным иллюстратором журнала Harper’s Magazine , Эдвин Остин Эбби имел сравнительно небольшой опыт работы с маслом и никогда не рисовал фрески, пока не получил заказ библиотеки в 1893 году.На 15 панелях, окружающих комнату доставки книг, он изобразил «Поиски Святого Грааля» сэра Галахада, объединив несколько версий легенды о Граале.

Многие посетители библиотек 19 -го -го и начала 20-го -го -го века были бы знакомы с историей Грааля. Красный плащ сэра Галахада, олицетворяющий чистоту, делает главного героя узнаваемым на всех привлекательных панелях, пока он выполняет свои поиски.

Аббатство американского происхождения проживало и расписывало свои фрески в Англии.Закончив, он сопровождал полотна в Бостон во время двух инсталляций, прикрепляя их к стенам в технике мафляжа.

Просмотрите изображения фресок аббатства и прочтите описание каждой панели.

Прочтите обзор фресок с фасадами, изображения панно художника, а также описания и обзор истории проекта.

Галерея Сарджент

Художник Джон Сингер Сарджент 29 лет своей карьеры украшал впечатляющий зал на третьем этаже здания МакКим с 1890 по 1919 год.Хотя Сарджент родился в американской семье в Италии и большую часть своей жизни прожил в Европе, он поддерживал тесные связи с Бостоном. Известный в первую очередь своими портретами, он считал свою работу в новой Центральной библиотеке возможностью создать шедевр.

Его выбранная тема, Триумф религии , включает в себя широкий спектр моментов и иконографии из ранних египетских и ассирийских систем верований, иудаизма и христианства, которые он узнал в процессе изучения.

Сарджент нарисовал свои фрески в Англии, отправившись с ними в Бостон на четыре этапа установки.Чтобы осветить свои нарисованные фигуры в потолочном зале, художник использовал позолоченную лепнину и более 600 рельефов из таких материалов, как гипс, металл, дерево и стекло.

После установки в 1919 году изображений синагоги и церкви на восточной стене зала разгорелся спор вокруг изображения синагоги , , когда легионы назвали панель, порочащую иудаизм, и потребовали ее удаления. Сарджент настаивал на том, что он не намеревался, чтобы картина несла это послание, но, тем не менее, обнаружил, что его проект охвачен общественным штормом.Он так и не закончил последнюю центральную панель вдоль восточной стены, предназначенную для иллюстрации Нагорной проповеди, до своей кончины в 1925 году; панель остается пустой по сей день.

Просмотрите изображения фресок Сарджента.

В 2003–2004 годах Центр консервации и технических исследований Штрауса в Гарварде возглавил крупную инициативу по восстановлению галереи Сарджента.

Прочтите обзор фресок с фасадами, изображения панно художника, а также описания и обзор истории проекта.

Двор

Чарльз Фоллен МакКим спроектировал внутренний двор Центральной библиотеки по образцу Палаццо делла Канчеллерия в Риме. Его крытая аркада окружает открытую площадь, окаймленную белым мрамором и невысокой зеленью, в центре которой находится бассейн и фонтан.

Лейтмотивом двора, возможно, является бронзовая статуя Вакханки и Младенца Фавна работы Фредерика МакМонниса, подаренная библиотеке самим Маккимом. Когда она была представлена ​​в 1896 году, Bacchante вызвала безумие среди бостонцев, которые были возмущены ее явным стремлением к выпивке (она сжимает символическую гроздь винограда в протянутой руке), разврату (обнаженная танцующая фигура) и Хуже всего то, что она подвергала такому поведению младенца, которого держала в левой руке.Сообщество требовало ее удаления, и в 1897 году МакКим передал свой подарок Музею искусств Метрополитен в Нью-Йорке.

Почти столетие спустя город заказал Бостонскому музею изящных искусств копию оригинальной модели Bacchante , вернув ее на прежнее место в рамках проекта реставрации здания Маккима в 1990-х годах.

Таунхаус Бикон-Хилл с красивым внутренним двором

С полом из стекла, подвергнутого пескоструйной очистке, центральное место занимает внутренний двор третьего этажа.


Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку новостей о доме и недвижимости, в которой рассказывается о продаже домов, событиях в окрестностях и многом другом.

Ночью стеклянный пол внутреннего двора, подвергнутый пескоструйной очистке, заливает этот дом в Бикон-Хилл теплым светом. / Фотография Эрика Рота

Окна в черных рамах и кирпичный фасад XIX века гарантируют, что это жилище Бикон-Хилл идеально сочетается с его историческими соседями. Но за его внешним видом скрывается захватывающий современный дизайн внутри.На самом деле, он не раз радикально трансформировался: первоначально он был конюшней, а в 1916 году он был преобразован из магазина в резиденцию бостонского поверенного Эдварда Нойеса. По окончании строительства дом был представлен в House Beautiful , в котором восхваляли центральный двор в итальянском стиле, а также кирпичный пол и стены «гостиной». На фотографиях, сопровождающих статью, можно увидеть роскошный интерьер дома, украшенный замысловатыми парчовыми гобеленами, предметами антиквариата XIV века и каминами с огромными каменными очагами.

Столетие спустя вы даже не догадывались, что это то же самое место. Обтекаемые и светлые интерьеры таунхауса полностью современны и обставлены современными акцентами.

Домовладельцы, молодая пара с тремя маленькими детьми, наткнулись на дом после долгих поисков. «Нам нравились современные интерьеры, - говорит муж, - но мы также хотели жить в хорошем районе». Сплоченное сообщество Бикон-Хилл им нравилось, но это не было рассадником современного дизайна.

Не желая «снести старый дом», супруги были в восторге от того, что в 2010 году нашли этот трехэтажный дом с подвалом, который был выпотрошен и заброшен предыдущим владельцем еще до завершения строительства. «Это было именно то, что мы хотели», - говорит муж. «Нам не нужно было разрушать дом; это был чистый лист ».

Хорошо разбираясь в дизайне, муж заблокировал дом в SketchUp, чтобы убедиться, что он может удовлетворить потребности растущей семьи пары. «Было важно иметь широкие открытые пространства, а также места, кроме спален, где мы могли бы уйти», - говорит он.

Чтобы воплотить замысел семьи в реальность - через трехлетний процесс проектирования - к нам присоединились бостонские архитекторы Памела Бутц и Джеффри Клуг из Butz + Klug Architecture. «Это был невероятный процесс - выяснить, как именно отремонтировать», - вспоминает Клуг. «Мы разорили здание. Мы даже изменили высоту этажей. Единственный остаток чего-то оригинального - слабое впечатление от кирпичной лестницы на стене гостиной ».

Пропустить свет в интерьеры дома было самой большой проблемой: здание глубиной 68 футов имеет нулевую линию, что означает, что оно простирается до края собственности и не имеет открытого пространства на уровне земли.«Здесь нет ни парковки, ни двора, - говорит Бутц.

В поисках решения архитекторы обратились к большому потолочному окну дома. Что, если он станет полом из стекла, подвергнутого пескоструйной очистке? Созданный компанией Circle Redmont из Флориды, он позволит естественному свету сверху проникать глубоко в интерьер дома.

В течение дня стеклянный пол с пескоструйной обработкой фильтрует солнечный свет на нижние уровни дома. / Фотография Эрика Рота

Фотография Эрика Рота

Это открытое пространство третьего этажа стало важной частью дизайна.Чтобы создать ощущение интимности от соседей на крыше, архитекторы обернули его с трех сторон комнатами - семейной / гостевой, стеклянным коридором и главной спальней, - создав внутренний двор, которым можно было наслаждаться круглый год, даже если он было слишком холодно, чтобы сидеть на улице. «Закрытый внутренний дворик, - говорит муж, - позволяет нам иметь личное пространство и при этом оставаться в центре города».

Просторная открытая кухня во внутреннем дворе обслуживается кухонным лифтом - блюда и продукты, приготовленные ниже, можно легко переносить между уровнями дома.Еще один пролет - открытая площадка на крыше.

Прямо под внутренним двором со стеклянным полом находится просторное жилое пространство двойной высоты со стеной из встроенных шкафов, в которой находится все, от систем отопления, вентиляции и кондиционирования до кухонного холодильника и кладовой; в нем даже есть удобная рабочая зона. «Ключом к созданию простых современных интерьеров является то, что вам нужно иметь место для хранения вещей», - говорит Бутц.

С видом на это большое жилое пространство находится офис домовладельца, который может быть полностью огражден решетчатыми панелями и раздвижными стеклянными перегородками.Детская ванная комната с внутренним окном с пескоструйной обработкой и травлением находится на противоположной стороне. Дальше - три скромные детские спальни. «Владельцы предпочли, чтобы общественные места были большими, открытыми и просторными, чтобы спальни могли быть маленькими», - говорит Клуг.

Владельцы с тремя маленькими детьми хотели, чтобы интерьер был приспособлен для повседневной жизни. Дизайнер интерьеров Рэйчел Рейдер разработала теплую и удобную современную эстетику, подчеркнутую яркими цветами. «Насыщенные тона драгоценных камней добавляют пространству энергии», - говорит Рейдер.В гостиной винтажный фиолетовый стул, найденный в Machine Age, сочетается с темно-розовым стулом Gijs Papavoine и диваном Mitchell Gold + Bob Williams. «Одна из наших задач заключалась в создании очень мягких предметов обивки, чтобы сбалансировать некоторые из более твердых поверхностей архитектуры», - говорит Рейдер, который также разработал изготовленный Holmes Fine Furniture обеденный стол из орехового дерева длиной 120 дюймов, подходящий для частых обедов семьи. стороны.

Вдохновленные поездкой в ​​Японию, домовладельцы стремились подражать ванной, которой они наслаждались во время пребывания в гостинице в Киото.Чтобы вызвать азиатскую атмосферу в главной ванной комнате пары с шиферным полом, Бутц + Клуг разработал тиковую ванну для замачивания, оснащенную медной сантехникой.

Семейный номер на уровне улицы выглядит очень современным, но его пропорции и детали перекликаются с прежним пространством дома. Оригинальное окно из свинцового стекла, выходящее на улицу, представляет собой прекрасную деталь, которая отдает дань уважения прошлому, скрывая чудесные современные пространства внутри.

В двухэтажном, освещенном сверху пространстве дровяной камин удачно закрепляет зону отдыха./ Фотография Эрика Рота

Яркая мягкая мебель, широкие дощатые полы из белого дуба и плюшевый шерстяной коврик от Landry & Arcari задают непринужденный тон на первом этаже. / Фотография Эрика Рота

Домовладелец идет по застекленному коридору на третьем этаже рядом с патио. / Фотография Эрика Рота

Виды двойной высоты гостиной в 2016 году (вверху) и в House Beautiful около 1919 года (внизу). / Фотография Эрика Рота

Кухонный остров из орехового дерева покрыт мыльным камнем из того же материала, что и фартук.Удобства для семейного отдыха включают кухонный лифт (спрятанный в вертикальном шкафу), чтобы переносить посуду и еду во внутренний двор третьего этажа, и встроенную пробковую доску для демонстрации детских работ. / Фотография Эрика Рота.

В детской ванной, где нет окон, много света благодаря пескоструйной обработке и гравировке внутреннего окна под стеклянным двором. / Фотография Эрика Рота

Шелковое изголовье кровати свидетельствует о любви домовладельцев к азиатскому искусству и дизайну. / Фотография Эрика Рота

В главной ванной комнате с шиферным полом есть ванна из тикового дерева и большая раздвижная дверь во двор./ Фотография Эрика Рота

Создание лестницы в узком пространстве было непростым делом, - говорит Клуг, который спроектировал ее в виде нескольких готовых компонентов, которые затем устанавливались на месте. / Фотография Эрика Рота

Офис, встроенный в главную стену первого уровня, может быть полностью закрыт подвижными панелями. / Фотография Эрика Рота

Семейный номер с витражным окном, одной из немногих оригинальных черт дома, и встроенной барной стойкой с раковиной для хранения вещей. / Фотография Эрика Рота

Дизайн гостиной Рэйчел Рейдер включает забавный полосатый коврик от Пола Смита для The Rug Company, классическое кресло середины века от Ханса Вегнера и большой диван Mitchell Gold + Bob Williams./ Фотография Эрика Рота

Свежий взгляд на внутренний двор Колдервуда | Index Magazine

Неудивительно, что Гарвардский музей искусств Calderwood Courtyard кажется таким привлекательным. Это культовое пространство, часть нашего здания 1927 года, было спроектировано как прихожая, а не ограждение. Образцом нашего внутреннего двора является фасад канонического дома церкви Сан-Бьяджо XVI века в Монтепульчано, Италия. Архитекторы Кулидж, Шепли, Булфинч и Эбботт воспроизвели этот фасад четыре раза и повернули его внутрь - эффект, предполагающий наличие множества входов, через которые можно исследовать музеи.

С момента открытия нашего исторического здания, Calderwood Courtyard служил центром деятельности Гарвардских художественных музеев - здесь посетители ориентируются, проходят торжества и начинаются путешествия в наши коллекции и программы. Наш проект реконструкции и расширения позволил нам внести ряд улучшений в это основное пространство, и теперь, когда на дворе Calderwood нет строительных лесов и много света, мы смогли испытать эти улучшения на собственном опыте.

Во время недавнего посещения мы были поражены тем, насколько свежее выглядит это фирменное пространство. Хотя добавление нашей новой стеклянной крыши, безусловно, играет большую роль в осветлении этого пространства, также важны работы по очистке и восстановлению травертина во дворе. Чтобы восстановить внешний вид и физическую целостность двора, рабочие использовали безопасный и бережный метод очистки, называемый «струйная очистка губкой», чтобы удалить грязь с травертина. Кроме того, каменщики «перетянули» тонкие стыки раствора в камне, что потребовало замены разрушающегося раствора новым раствором.

Когда вновь откроются новые Гарвардские художественные музеи, наш внутренний двор Колдервуд станет не только ярче, чище и сильнее, чем когда-либо прежде, но и станет еще более привлекательным, поскольку это пространство будет бесплатным и открытым для публики.

Послушайте, как директор Гарвардского художественного музея Томас В. Ленц обсуждает преобразование Ренцо Пьяно двора Колдервуд в этом видео,

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *